Top.Mail.Ru

Seven strong men – лагерь на плато Маньпупунер

Главная / О наших лагерях / Seven strong men - лагерь на плато Маньпупунер

Продолжаем рассказывать, как прошли краткосрочные волонтёрские лагеря в России с участием иностранных добровольцев.

В этом (2019) году в июле и августе прошли целых две смены в глубине тайги, где проходит граница Европы и Азии, где находится гора Маньпупунёр! На языке манси – «малая гора идолов», располагается в междуречье рек Илыч и Печоры, в Республике Коми.

Темами этого года были: популяризация бережного отношения к природе и распространение личного опыта между иностранными и русскими ребятами! Участниками смены были добровольцы из разных уголков мира: из Франции, Финляндии, Германии, Швейцарии, Испании и конечно же России. Все волонтёры усердно трудились и облагораживали экологический маршрут “Исток Печоры — плато Маньпупунёр”. За две продуктивные смены им удалось:

  • возвести деревянную беседку для отдыха уставших туристов;
  • построить более 100 метров лестничных переходов;
  • уложить более 150 метров деревянных стланей;
  • построить более 100 метров мостовых переходов;
  • провести подготовку к проведению ультра-марафона “перевал Дятлова — Маньпупунер”!

Проделана огромная работа, которая позволяет активному туризму в горах становиться доступнее!

Не обошлось и без приключений и захватывающих историй. На протяжении целой смены  волонтёр из Германии в условиях отсутствия электричества и интернета писал путевые записки, а лучше сказать – дневник о событиях, происходивших в лагере. На обрывках бумаги были описаны главные моменты смены, размышления о великой и необъятной природе России, о том, как важно сохранять это богатство, беречь и заботиться о её наследии. Самые  искренние мысли приходят в тишине, наедине с собой и природой 🙂 Примерно вот как это выглядело:

Для всех участников это был незабываемый опыт: побывать в глубине России, прикоснуться к её культуре, изведать горные массивы, ощутить на себе непостоянство погоды и ее суровые условия.

Некоторые отрывки из отзывов волонтеров:

  • Что посоветуете будущим волонтерам, которые первый раз едут в Россию?

“Learning to read the alphabet can be useful, even if you don’t understand the language. Apply for your visa with enough time in advance. Learn a few basic Russian words and be open for things to be different, people will be helpful if they see you are generally respectful and interested in learning about their culture!”.

Записки Валерии Шмидт, кемп-лидера в этом волонтерском лагере:


“Записалась я, значит, на Северный Урал волонтером, простым, обычным. За плечами неплохой опыт, правда, зарубежный.
По прибытию, внезапно оказалось, что я сносно говорю по-английски, и меня определили в кемп-лидеры…

Сразу могу сказать, что волонтёрский лагерь на реке Печора, в глухой тайге, в подножье плато Маньпупунёр на Северном Урале в Печоро-Илычском заповеднике отличается от всех тех, так скажем, классических, где я бывала. Пару лет назад проходила школу кемп-лидеров и понимала, что будет входить в обязанности, чем заниматься, и как это все устроено.

Здесь все было по-другому. Как-то по-настоящему. Как в советских фильмах про геологов или строителей БАМа. Суровые погодные условия, бытовые условия минимальны настолько, что кажется, так могли жить только наши прабабушки. И очень, очень, очень сложная работа. Одним словом не волонтёрский лагерь, а школа выживания.
Уникальность начинается с доставки к месту работы на огромном вертолёте Ми-8, забитом стройматериалами, инструментом, продуктами и разным лагерным скарбом. Полтора часа лета над тайгой, реками и горами пролетели мигом. С иностранной командой волонтёров мы еле-еле влезли в свободный закуток вертолёта у иллюминаторов и ребята не скрывали эмоции от происходящего, восторгаясь видами за бортом.


Высадив волонтеров на плато Маньпупунёр, вертолёт с грузом улетел разгружаться на Печору. А мы пошли знакомиться с чудом, ради сохранения которого нам предстояло провести в тайге кому 2 недели, а кому и 3 месяца.


Одно из семи чудес России поразило всех своим грандиозным величием и неожиданно обустроенным бытом госинспектора заповедника. Ребят обрадовало, что здесь, оказывается, есть настоящая дровяная баня, тёплый финский туалет, спутниковый интернет, щебёночная тропинка к самим столбам выветривания длиной аж 1600 метров, по которой можно ходить хоть в домашних тапочках и тому, что работы в первый день не будет! 🙂


Затем был пятикилометровый переход по узкой и крайне заболоченной тропе через тайгу до места нашего лагеря, с песнями на всех языках, чтобы местный хозяин – медведь вовремя успевал уступить нам дорогу. И обустройство палаточного лагеря – нашего жилища на ближайшие две недели.


Мы сразу поняли, что попали в приключение, в игру «джуманджи» и нам всем это безумно нравилось. Мы – это Габи (Испания), Кикка (Финляндия), Рико (Швейцария), Юлиан (Германия), Лионель (Франция), Катя из Кирова, Виктор, Никита, Женя, Дмитрий из Перми и я, Лера из республики Коми.


Жизнь в палатках, отсутствие связи с внешним миром, приготовление пищи на газовой плитке или на костре, тяжёлый физический труд, частые встречи с медведями и волками, длинные переходы к рабочему месту, недели непогоды и дождей, трехдневное ожидание задерживающегося из-за непогоды вертолёта с продуктами … все это было здесь.


Именно тут становится ясным, что главная задача кемп-лидера в этих условиях – обеспечение физической безопасности всех участников, постоянная собранность, готовность действовать согласованно и правильно в экстренных ситуациях.


Подъем в 6-7 утра, завтрак и выход на работу не позже 8. Обед с 12 до 13. И снова работа до 18. Вечером – ужин, общение, игры у костра, песни под гитару, ежедневная туристская баня на берегу реки. Отбой не позже 20:00. Праздником было задание сходить на плато 5 км туда и 5 км обратно за чем-то нужным. Километры не имели значения.
Мы строили мостовые переходы на экотропе от истока Печоры до плато Маньпупунёр. Чтобы тысячи туристов со всего мира не вытаптывали горную тундру и тайгу, а двигались по проложенному маршруту. Без этого туризм на плато Маньпупунёр был бы запрещён. Таскали на километры и забивали металлические сваи. Таскали на километры, пилили и приколачивали к сваям доски. По колено утопали в болотах в необустроенной ещё тропе, мокли под частыми здесь дождями. Но каждый вечер, возвращаясь в лагерь по выстроенным нашими руками мосткам, радовались от хорошо проделанной работы. У всех была глубокая удовлетворённость от того, что труд, отданный во благо природы за, буквально, тарелку супа, десятки лет будет служить людям. А как потом оказалось и местным жителям – медведям 🙂


За три месяца мы находили по заповеднику многие сотни километров (дела найдутся везде, где прибрать, где приколотить). Сменялись туристы, госинспектора заповедника, а волонтёры оставались, и как сказал Юлиан, мы были «маленьким местным населением, живущим в «деревушке» на реке Печора с испанским названием “Camino de Pechora”. Построили прекрасную беседку с очагом на берегу реки, замостили площадку вокруг камнем, сколотили столы и лавки. Это будет место отдыха для туристов, да и последующим волонтёрам будет значительно комфортнее отдыхать после работы в тайге. Даже хлеб свой выдумали: Pechora bread – это когда ты так скучаешь по хлебу, который закончился неделю назад, что на основе муки и воды смешиваешь все, что есть у тебя в запасах – приправы, овощи, крупы, семена… Выпекаешь на костре горячие ароматные лепёшки, а потом зовешь проходящую мимо группу туристов на чай. Вечерами устраивали конкурс бардовской песни, вот где понимаешь, что разные языки – это не барьер. Музыка, чай и главное – совместный труд – объединяют!


Хотя случались и курьезные моменты в нашей интернациональной команде. Как-то испанская девушка Габби с восторгом поведала нам о птице, которая села на ее палатку и пела песни. «Big bird comes to me in the morning. She sat on the tent and sang a song for me». Может виной тому испанский акцент Габби, а может многочисленные медвежьи следы вокруг лагеря и темные таежные ночи… только переводчик Катя вместо слова «bird» услышала «bear», чем спровоцировала в лагере маленький переполох. Боялись не медведя, а за умственное здоровье Габби, которая рассказывала эту историю с радостным умилением и долго не могла понять, почему у ребят такие большие круглые глаза.


Бывало, нас топило. Затяжные дожди заставляли Печору выходить из берегов и она затапливала всю пойму от берега до берега. 150 метров реки! Вместо двух трёхметровых проток. Ни уныния, ни сожаления, ни капли грусти. Мы были одной командой, почти семьёй. В шутку строили планы на зимовку и готовились строить зимнее жилье, приговаривая, что слова Юлиана о нас, как о local community или villagers, скоро станут правдой 🙂


Плато Маньпупунёр, горы Северного Урала, обитатели тайги, тишина, закаты, щемящее душу чувство единения с природой – все это останется в нашей памяти навсегда.
И все без исключения волонтёры не сговариваясь, уже с «большой земли» признавались – «дни, проведённые в волонтёрском лагере, работа в тайге были самыми трудными в моей жизни, практически на грани, но эти же дни стали самыми счастливыми, дни, когда понимаешь, что ты и есть часть природы».