Top.Mail.Ru

История успеха Ольги Покровской

Главная / Истории волонтеров / История успеха Ольги Покровской

Друзья, в этой статье делимся историей успеха Ольги Покровской. Ольга – наша бывшая коллега. Она поехала на EVS в Исландию, и мы совсем не ожидали того, что начало происходить дальше – сначала ее проект преждевременно завершился, так как в Исландии не было законодательства, позволяющего волонтерам из стран вне ЕС приезжать на длительные волонтерские проекты. Но после случая с ней ее организация добилась принятия такого закона в стране! Ольга вернулась уже на другой проект в Исландию, а впоследствии начала работать координатором для волонтеров там, а еще начала играть за национальную сборную Исландии по регби. Почитайте ее удивительную историю 🙂

– Расскажи, как все начиналось. Ты долго общалась с EVS волонтерами, была ментором для иностранцев в Нижнем. В какой момент в голове перещелкнуло и ты решила, что пора ехать самой? Ты сразу начала искать проекты именно в Исландии или другие страны тоже рассматривала?

На тот момент, когда я задумалась о своем проекте, я жила с EVS волонтерами и работала в Нижегородской Службе Добровольцев и про EVS проекты знала уже достаточно давно. Мне они нравились тем, что я очень сильно хотела получить какой-то новый культурный опыт, посмотреть, как работают НКО в других странах. Так я решила начать свои поиски. Я искала во многих странах, чаще всего в северных – они меня больше интриговали, и поэтому смотрела Исландию, Норвегию, Швецию. Но не забывала и про то, что главное – это проект, а не страна, поэтому могла податься и в Испанию, и в Хорватию – кстати, туда моя заявка тоже прошла, но эти проекты мне по разным причинам не подошли. 

Я подавалась на спортивные, культурные проекты и проекты по работе с молодежью, оценивая мои интересы и возможности взаимодействия – где мне будет самой интересно и где я смогу принести больше пользы для проекта. Я думаю, что исландская организация “Ноль процентов”, в которую я в итоге попала – третья организация, которая откликнулась, и первая из северных стран. Она подходила мне по тем критериям, которые я для себя поставила. Там я могла реализовывать свои идеи молодежных проектов. Мне дали срок принятия решения – 1 месяц и еще через месяц я должна была уже поехать. На самом деле, в первый раз получение визы заняло достаточно мало времени, так как я сделала туристическую визу с расчетом на то, что по всем рекомендациям (которые я получила в визовом центре) я сделаю ВНЖ на месте. 

– Расскажи про английский. На момент начала проекта у тебя был довольно невысокий уровень, верно? Как ты справилась с собеседованием? Каковы были ощущения по приезде – полная потерянность или ты не переживала насчет своего уровня и уверенно шла к тому, чтобы его улучшить?

Так как в школе я учила немецкий, а в университете английский у меня был только один год, я на нем не говорила, могла сказать только “Привет” и помахать рукой. Написать резюме и мотивационное письмо мне помогли мои подруги, другие EVS волонтеры, которые находились в Нижнем Новгороде на тот момент. Я сделала достаточно много различных мотивационных писем (под каждый проект писала свое). База для поиска проектов была старая и не очень актуальная, приходилось отправлять много заявок и запастись терпением, а также искать вакансии на Фейсбуке.

Когда меня отобрали на проект в Исландии и я уже знала, что прошла на проект, нужно было пройти формальное собеседование – оно было необходимо, чтобы познакомиться поближе с координатором проекта. Я очень сильно волновалась, потому что знание английского у меня было действительно базовое. Я волновалась, что они передумают. Но, так как координатор был позитивный, веселый и открытый человек, мы с ним поговорили, он научил меня первому исландскому слову “frábær” – “замечательно”, а я научила его слову “хорошо” на русском, мы друг друга увидели и я знала, кого мне нужно будет искать в аэропорту по прилету. На проекте без английского было конечно сложно коммуницировать, но тем не менее желание понять друг друга, выразить себя очень помогает в развитии навыка. Язык – это навык, который надо практиковать и тогда он будет развиваться. 

– Расскажи про первый проект. В чем там заключалась твоя деятельность как волонтера?

Мой первый проект был связан с работой с молодежью – он был абсолютно замечательный, я могла делать различные проекты с молодежью по ЗОЖ, у организации было свое помещение практически в центре города, где была возможность смотреть фильмы, проводить дискотеки. Я делала какие-то дополнительные маленькие вещи. Например, мы организовали мероприятие для молодежи, в котором мы сделали граффити из мха. Или когда они приходили в организацию, наша задача была чем-то их занимать. Например, я рисовала твистер на траве. В принципе, я могла реализовывать любые идеи, которые мне приходили в голову. Был также и большой проект – мы готовились к международному молодежному лагерю, который должен был проходить в августе, но, к сожалению, мне не удалось поучаствовать в нем из-за визовых проблем. 

– Первый интересный факт во всей этой истории – проблема с визой. Расскажи про это подробнее – вы сразу начали ходить в миграционную службу? Какая виза у тебя была изначально? Как в итоге получилось, что тебе срочно пришлось уехать из страны?

Как оказалось, понятия волонтерства в исландском законодательстве на тот момент не было, и мои расчеты на то, что я приеду по туристической визе и мне потом выдадут на месте долгосрочный ВНЖ, не оправдались. Через 3 месяца после подачи документов ответа мы так и не получили. За день до истечения срока моей визы координатор позвонил в миграционный офис Исландии и нам сообщили, что я должна уехать, потому что моя виза заканчивается и я не имею права дольше пребывать в Исландии, а моя долгосрочная виза все еще находится на рассмотрении. Поэтому я собрала минимальное количество вещей, ведь мы планировали, что я вернусь уже через неделю. План был такой, будто я поехала летом домой в Россию на недельку. Все мои вещи остались в Исландии. 

Потом начался очень долгий визовый процесс, руководитель моего проекта вместе с представителями Национального агентства программы Erasmus+ ходили в миграционную службу, и в агентство по защите труда и везде доказывали, что я волонтер. По законодательству в Исландии понятия волонтерства нет, поэтому любой человек, который приезжает из-за пределов ЕС и хочет остаться в Исландии, должен иметь рабочий контракт. В силу того, что сам EVS проект предполагает, что у волонтера не может быть рабочего контракта, это было невозможно осуществить. Получался замкнутый круг. В течение 6 месяцев прошло 5 встреч по вопросу принятия международных волонтеров в Исландии с различными государственными учреждениями и в ноябре я и мой координатор приняли решение, что мы заканчиваем мой проект, ведь мы не знали, какие решения будут приниматься, по срокам проект подходил к концу. В общем, мы сдались. 

– Что происходило дальше? Как так получилось (и сколько времени это заняло), что исландское правительство приняло закон, позволяющий волонтерам из стран вне ЕС получать длительные визы?

Буквально через 2 недели мне написали и сказали, что я могу приехать. Но решение было уже принято и финансово продолжать проект было тяжело для моей организации и накладывало еще больше ответственности на моего координатора. Но в итоге получилось, что рабочее агентство приняло решение по волонтерским визам в Исландии, сейчас есть отдельное законодательство по этому вопросу и отдельная вкладка на сайте со списком документов для волонтеров. Все значительно улучшилось и стало проще – хоть это и занимает много времени. 

– Закон приняли. Теперь можно въезжать в Исландию. Почему ты поехала не на свой проект обратно? И вообще, как в такой маленькой стране, с таким маленьким количеством проектов на месте, тебе удалось быть принятой на еще один проект?

Так как моя организация отказала мне в продолжении проекта, я жила и работала дома, у меня не было мыслей о возвращении. Но вообще я очень расстроилась из-за того, что проект закончился. У меня была мотивация, были идеи новых проектов. Например, однажды, когда я еще была в Исландии, я шла по улице, гуляла и увидела женщину, которая прибиралась около дороги, я предложила ей помощь, мы продолжили уборку вместе, после чего она пригласила меня к себе – она рядом жила. А жила она в музее своего мужа, он – знаменитый в Исландии скульптор. Я подумала, что ведь у меня есть молодежь и они могут помочь с уборкой территории и я предложила такой проект своим ребятам, но пришло всего 3 человека – я, мой координатор и его дочь. Никто не откликнулся, и в дальнейшем я поняла, что волонтерство в Исландии воспринимается больше как международное, а не местное, поэтому у меня не получилось собрать ребят. Тогда я поставила цель, что через год на это мероприятие придет больше людей. Но мне пришлось уехать, и у меня было разочарование, что я не смогла доделать дело до конца. Когда я поехала первый раз, у меня была смелость, мотивация, цели. В итоге после такого неожиданного окончания проекта, было острое чувство незаконченности. Я очень расстраивалась в глубине души. 

И как-то раз моя коллега Алла (по совместительству EVS координатор в Сфере) спросила меня – а как ты вообще себя чувствуешь по этому поводу? И я призналась ей и себе, что чувствую я себя нехорошо. Она мне подала идею – спросить в Национальном агентстве Исландии, чтобы мне разрешили закончить проект и приехать во второй раз, в качестве исключения из-за моей нестандартной истории. Я никогда не думала, что это возможно, но я попробовала – написала им, описала ситуацию. Они меня помнили и сказали, что я, конечно, сама была виновата в сложившейся визовой ситуации, ведь я поторопилась с туристической визой, но тем не менее они разрешили мне податься на любой другой проект в Исландии, так как они могли разрешить это только у себя в стране. На тот момент в Исландии было 6 активных проектов. Так как я активно общалась с другими волонтерами и знала ситуацию, я выбрала 2 организации, в которые мне бы хотелось поехать. Также я написала в свою бывшую принимающую организацию, но они отказались, так как у них не было энергии и времени, но пообещали меня всячески рекомендовать. Мой координатор написал рекомендательное письмо в другую организацию и меня отобрали на другой проект.

Вот так и получился такой прецедент, что я поехала на второй проект, хотя по правилам это невозможно. Я нашла проект на 7 месяцев в организации скаутов, и я была нацелена на такой же вид работы, как раньше – со скаутами, детьми и молодежью. Когда я приехала, все оказалось по-другому – были совсем другие обязанности, не те, которые я ожидала и работы было много – в основном это была уборка в скаутском хостеле, 70-80% времени проекта занимало мытье полов и смена постельного белья, что меня конечно не вдохновляло. Но у EVS проектов есть отпуск и во время отпуска я решила провести мероприятие. Так как в Исландии очень ветрено, мне хотелось сделать фестиваль воздушных змеев. Также я сходила на воркшоп с девушкой, которая делает змеев, и еще больше вдохновилась это осуществить.

Сначала я пошла к своей скаутской организации за поддержкой, они сказали, что в свободное время я могу делать все, что угодно. Тогда я пошла в свою первую организацию, они меня во всем поддержали. Совместно с ними мы провели первый фестиваль “Skýjarölt” – “гулять по облакам”. Все прошло хорошо, пришло около 100 человек – для Исландии это очень много. Вот уже в течение 5 лет мы делаем этот фестиваль для детей и их родителей, мы сами изготавливаем воздушных змеев, кто-то приходит со своими и мы весело проводим время.

– Расскажи про исландское сообщество. Как тебе удалось так хорошо влиться? Верно же говорят, что спорт объединяет людей 🙂 Расскажи про команду регби и как так получилось, что гражданка РФ стала командиром национальной женской сборной Исландии по регби?

Так как целью моих проектов было узнать новую культуру, познакомиться с новыми организациями, посмотреть систему взаимодействия и работы в другой стране, то я постоянно находилась в обществе, смотрела за людьми, как они живут, пыталась почувствовать атмосферу, была открыта ко всему новому, к общению, задавала вопросы, заводила контакты и знакомства. Так, достаточно быстро у меня появилось много знакомых. На первом проекте у меня даже была семья, в которой я жила – семья, которая за мной присматривала, они приглашали меня на семейные праздники и поддерживали во всем. 

Я была за любой дебош, кроме голодовки и в принципе искала, каким спортом позаниматься. Я бегала по утрам, но хотелось еще что-то делать и одна из девочек предложила мне пойти на регби. Я не знала, что это такое, но звучало хорошо и я начала тренироваться с ребятами в регби и до сих пор с ними играю. Это моя большая спортивная семья, все ребята оказались очень доброжелательными и активными, я легко влилась в компанию. В регби я буквально с первого года стала работать в правлении организации, поддерживающей регби-спортсменов, что тоже помогло мне узнать много про исландскую культуру. Зачастую я не понимала, почему они делают что-то так, а не иначе, приходилось постоянно спрашивать и разбираться в культурных особенностях. В разное время было разное количество женских команд. На данный момент в нашей команде 3 девочки и 30 парней. Трудно сказать, что именно сейчас есть полноценная женская команда, но одно время их было 2 и мы ездили в Данию на соревнования, где представляли исландский клуб. Сейчас у нас смешанная команда. 

Я действительно сейчас в руководстве национальной сборной Исландии по регби, но не в руководстве самого клуба. Из наград – в 2015 году я получила награду “Открытие года” в клубе. 

Заканчиваем хвастаться 🙂

После своего проекта я сама начала координировать EVS проекты в одной принимающей организации в Исландии.

– Как тебе после волонтерства было в роли координатора? Что ты можешь посоветовать (главного) тем волонтерам, которые грезят о том, чтобы сделать ESC именно в Исландии?

Координатором быть трудно – давайте будем честными. В этой роли я поняла очень много разных вещей про EVS проекты. Я узнала, как писать резюме, как проходит отбор. К нам, например, подается около 80 человек на вакансию. Сначала мы отбираем по заявке – должно быть понятно, что человек постарался, работая над своими документами. У нас происходит многоэтапный отбор, после рассмотрения резюме и мотивационного письма мы делаем собеседование, потом выбираем одного человека из 5. Выбираем по собеседованию, по тому, как человек понимает нашу деятельность. Зачастую бывает так, что у волонтера в голове одно представление о проекте, а в реальности проект совсем другой. Так было и со мной – в первом случае мне повезло, а во втором – нет. В случае со вторым проектом в контракте я увидела только то, что мне нравится и совсем проигнорировала другие задачи – так я и пропустила момент с уборкой.

Мы ценим в кандидатах сознательный подход. Ситуации бывают разные, и волонтер также четко должен понимать, что бюджет у проекта не резиновый и не все хотелки могут быть реализованы, а жить (в нашем случае) нужно в принимающей семье, а не в отдельной квартире. Сейчас, будучи координатором, я вижу те ошибки, которые делала я, когда была волонтером.

Тем, кто едет в северные страны – будьте готовы к более спокойному ритму жизни. У меня никогда не было уравновешенного ритма жизни, у меня и сейчас много активностей, но всегда нужно что-то инициировать самой. В случае с Исландией, будьте готовы к долгому визовому процессу – он занимает от четырех месяцев. От полугода займет весь процесс от начала отбора до приезда на проект. 

– Расскажи о своей магистратуре в Исландии сейчас. Что это за университет и что ты там изучаешь? Правда, что ты учишься на исландском? Как тебе это удается?

Так как в принципе мне в жизни без испытаний становится сложно, в 2019 году я поняла, что я уже более 10 лет назад закончила ВУЗ и мне очень захотелось вновь формального образования. Я работала в некоммерческом секторе, а по образованию я магистр математики. В Европе это всех удивляет, почему с таким образованием я работала в социальной сфере. Это не по правилам. Тогда я решила, что пойду учиться тому, чем я занимаюсь. 

Так как у меня нет достаточного академического английского и тем более исландского (даже уверенного разговорного, я знаю только некоторые фразы), сначала я выбрала изучение исландского языка, думала года два поучить исландский, а потом перейти на социальный факультет (тут нет программ на английском на социальном направлении). Путь представлялся долгим и тернистым, но зато потом я могла пойти учиться по профессии. Итак, сначала я подала на бакалавриат на изучение исландского языка. Но и тут меня ожидал подвох – для обучения исландскому нужно было знать английский, я поняла, что TOEFL в срочном порядке я не сдам – и мою заявку не приняли.

С идеей учиться я не рассталась и подалась на социальный факультет напрямую, так как там не требовался английский (но требовался исландский – меня это не остановило). Заявку написала на английском – и чудесным образом меня приняли! Первый шаг был сделан, следующий – начать учиться. Конечно, все преподаватели сказали, что я у них такая первая. Я взяла один курс в осеннем семестре и один – в весеннем и успешно сдала по ним экзамены. Работы писала на английском, лекции слушала на исландском, экзамены были онлайн – вопросы к ним я переводила, а ответы принимали на английском. В процессе я срочно подтягивала английский – приходилось быстро работать над своим развитием. Преподаватели иногда не понимали меня, но мы справлялись и это мотивировало меня быстрее учить язык – за оба курса я получила 8.5 баллов из 10. Считаю, что это большое достижение.

Сейчас я взяла оставшиеся курсы за первый семестр магистратуры, и планирую все сдать к апрелю. Нужно много читать, так что сейчас я всецело посвящаю свое время этому.

Блиц:

  • Что самое классное в Исландии?

Свежий воздух, в котором чувствуется запах цветов и деревьев.

  • Что ты не любишь больше всего в Исландии?

Темноту и полярные ночи.

  • Работать с молодежью легко или просто?

Это challenging – молодежь тебя пытается развить всегда 🙂

  • Ты знакома с Бьорк? 🙂

Нет, несмотря на то, что Исландия очень маленькая, ни с кем известным я не знакома.

Спрашивала Ирина Никулина. Отвечала Ольга Покровская.