Top.Mail.Ru

История одного ESC в Венгрии

Главная / Истории волонтеров / История одного ESC в Венгрии

“Привет! Меня зовут Ира, и в 2020 году я участвовала в долгосрочном проекте ESC, который проходил в небольшом городе на востоке Венгрии – Ньиредьхазе. Основная деятельность на проекте заключалась в создании подкастов для местного радио Mustar FM на английском и русском языках. Что касается других волонтерских задач, то о них я знаю только в теории, так как коронавирус внес коррективы в их перечень, и в моем случае они ограничились только записью программ.

Мой волонтерский год – это длинная история, о которой можно написать книгу, но никак не отчет (наверное, поэтому до него все никак не доходили руки).  Я думала, что мне нужно какое-то время, чтобы отрефлексировать, но сейчас кажется, что эта рефлексия никогда не закончится, поэтому пришло время исполнить свой долг перед СФЕРОЙ и потенциальными волонтерами и рассказать, как это было.

Всё, что происходит в Будапеште, остаётся в Будапеште

ПРОЛОГ

Ближе к окончанию проекта я все чаще вспоминала свою первую ночь в Ньиредьхазе – я лежала в чужой для меня комнате и в глаза светил свет из окна (я тогда еще не знала, как закрываются наружные жалюзи). Мысли «Что я здесь делаю?» и «Что я собираюсь здесь делать целый ГОД?» роились в голове, ощущение того, что это все бредовая затея, вызывало слезы и отчаяние.

Если бы я сегодняшняя могла обратиться к себе 1 февраля 2020 года, то я бы сказала, что сейчас расклеиваться не стоит, потому что все только начинается, скоро придет пандемия и порушит все планы и нервную систему. Шучу! На самом деле я бы не стала спойлерить, потому что иначе не было бы так интересно.

Глава 1.  Как не сойти с ума, когда весь мир на этом настаивает

Как я уже упомянула, мой проект начался 1 февраля 2020 года. Самое интересное, что в конце месяца мне удалось совершить первую и последнюю поездку, числившуюся в моем списке планов на 2020 год  и это был… та-даааам… Милан! (который через 2 дня после моего возвращения в Венгрию стал эпицентром разрастающегося коронакризиса и паники).  С марта по май в Венгрии был введен локдаун, и мы записывали передачи для радио из дома.  В большей степени я провела это время наедине с собой, борясь с внешними и внутренними демонами.  Климат и погода в Венгрии значительно отличаются от новосибирских, и я думаю, что это был один из факторов, который помог мне ментально справиться с первой волной. Второй фактор – наличие велосипеда, предоставленного организацией (злая я до этого была, потому что у меня его не было). Волонтеры в то время между собой близко не общались, в том числе из-за пандемии и ограниченных возможностей взаимодействия.

Летом забрезжила надежда на то, что путешествия станут возможны, но в июне венгерское правительство почему-то решило, что пересекать границы Венгрии могут только ее граждане и владельцы ВНЖ стран Евросоюза, кроме венгерского (да, вы прочитали правильно, и да, я тоже не понимала в чем логика), и мои надежды провести день рождения на море разбились в пух и прах, а отчаяние достигло апогея. Однако в июле владельцев резидентских карт выпустили на волю, и я отправилась на Сицилию, а потом в Португалию (ни то, ни другое не входило в мои планы на 2020 год, но слово «планы» со словом «пандемия» вообще не очень хорошо сочетаются).  Эти поездки много значили для меня, потому что на тот момент деятельность на проекте превратилась в однообразную рутину, энтузиазм по поводу него улетучивался, а отношения в группе были непонятными, так как в большей степени каждый двигался на своей волне.

Велосипедный тур вдоль побережья Атлантического океана в Португалии

Палермо. Сицилия

Глава 2. Кровавые бытовые войны и столкновения менталитетов

И вот настала середина проекта. С одной стороны коронавирус нас морально изнасиловал, но в то же время, он нас сплотил. Мы, наконец, узнали, кто есть кто, и разошлись на кружки по интересам. Я перестала оценивать людей с точки зрения соответствия моим ожиданиям, в полной степени осознала сакральный смысл разницы менталитетов и  просто стала плыть по течению с людьми моего вайба.

Да, иногда приходилось ссориться с итальянцами из-за оливкового масла и томатного соуса, они могли вывести нас из себя из-за непунктуальности и нарушения договоренностей, «Russian tiranists» раздражали европейцев тем, что у нас все сложно и из-за «obsession with cleaning».  Конечно, в процессе совместной жизни таких разборок была уйма, но сейчас они растасканы на цитаты и вызывают смех. Да и я, честно говоря, к концу года уже успокоилась, даже когда мой сосед нарушал правило уборки «Хотя бы один раз в 10 дней» (обычно он объяснял это так: «Ну да, мы договорились, но я не вижу разницы между 10 днями, 11 или 12. Да и раз в 14 дней – это не такая уж трагедия»). Разборки в офисе тоже имели место быть. Но я сторонник того, что все вопросы могут быть обсуждены, и не нужно бояться выражать свою позицию и мнение, только потому, что ты хочешь быть хорошим для всех. Отсутствие диалога влечет за собой ошибочные выводы и умозаключения, а попытки убежать от трудностей и конфликтов – это точно не способ решения проблем в современном мире.

Рождественская Ньиредьхаза

Глава 3. Резюмирующая

Конечно, во время пандемии в голове не раз возникала мысль: «А что было бы, если бы…». И я представляла себе другой волонтерский год, без коронавируса, с открытыми границами и другим спектром возможностей. Но что если посмотреть на этот вопрос с другой точки зрения? А что если бы я была на другом проекте, в другой стране, с другими людьми или в другом году? Но без пандемии. Хотела бы я этого? Нет, нет и еще одно большое жирное НЕТ. Я ценю этот год за моменты, полные веселья, и за моменты уныния в моей комнате на улице Бетлен Габор с бокалом вина, за «O Sole Mio», которое поет мой сосед в душе, за «Правда или Действие», за сумасшедшие ночи посреди поля и в Будапеште, за шутки, понятные только нам и за все те добрые эмоции, которые по итогу сохранились в моей душе (но не за бока, которые я наела итальянской едой).

Собирая чемоданы в обратную дорогу, я наткнулась на список целей, составленный на on-arrival тренинге, которые я должна была достичь в течение года.  Я совсем забыла про него, но была приятно удивлена, что, несмотря на порой возникающие трудности и желание опустить руки, я добилась того, что запланировала в краткосрочной перспективе. Так что не думайте, что мой ESC был одним сплошным безудержным весельем, практическую пользу с волонтерского года я также вынесла.

MustarGang

ЭПИЛОГ

Никто не говорит, что волонтерский год будет идеальным, но он точно будет неповторимым”.

Автор: Ирина Шуваева