Top.Mail.Ru

Катерина Шарова о ESC в Испании

Главная / Истории волонтеров / Катерина Шарова о ESC в Испании

Наша волонтерка Катерина Шарова делится впечатлениями от своего долгосрочного ESC в Испании и подводит итоги проекта 😊

Про проект в целом: 

Я была ESC волонтёром в НКО «PROSEC» в каталанском городе Лерида (Lleida) с ноября 2019 года по октябрь 2020 (изначально до июня, но проект продлили из-за пандемии). Организация занимается проектами, связанными с неформальным образованием детей и подростков, находящихся в группе риска социальной изоляции. Другими словами, я работала с ребятами из семей с так называемым «сложным» социальным положением. То, чем я занималась, в Испании называется educador social/monitor de tiempo libre; наверное, ближайший аналог этого в России — это человек, который ведет продлёнку.

Деятельность PROSEC отлажена как швейцарские часы. Мне было странно слышать истории других волонтеров на on-arrival тренинге, где большинство делилось, что они не совсем понимают, в чем заключаются их обязанности и чего от них ждут. В моем случае было в точности до наоборот, настолько, что было ощущение, что я и мои коллеги-ESC волонтеры — рядовые сотрудники организации с похожим функционалом.

Организация сотрудничает с мэрией города и министерством образования, поэтому дети и подростки, которым была предоставлена возможность посещать наш центр, к нам приходили в обязательном порядке по определённому расписанию после школы. У меня было несколько групп разного возраста, в которых я помогала ребятам делать домашние задания, а также готовиться к экзаменам для старших и занимать младшие группы полезными делами. Помимо будничной жизни центра, мы готовили мероприятия, устраивали праздники и концерты, участвовали в городском карнавале. В какой-то степени это похоже на деятельность вожатого в летнем лагере, только с уклоном на развитие у ребят компетенций в учебной и внеклассной деятельности. Фотографий из центра в процессе самой работы нет, в  начале проекта мы подписали соглашение о конфиденциальности.

День рождения организации 

Городской карнавал, мы — викинги

On-arrival training в феврале в Валенсии (спустя 3 месяца с начала теоретически 7-месячного проекта)

ESC волонтеры организовывали рождественский корпоратив 

Про выбор проекта и процесс отбора: 

Я защитила магистерскую диссертацию по международным отношениям в Шанхае летом 2019 года, в общей сложности прожила в Китае почти 4 года. После окончания магистратуры я точно знала, что пришло время испанского. Я озвучу непопулярное мнение и скажу, что выбирала проект в первую очередь из-за страны и языка. Как недавно написала Сфера в одном из постов, мы все немного эгоисты, даже волонтеры ESC, и у меня на волонтерский год было две главные цели: доучить испанский и расширить опыт работы в некоммерческом секторе.

Еще в России во времена студенчества я ездила в волонтерские лагеря (short-term) и на тренинги, а потом волонтёрила в НКО в СПб, где мы были принимающей организацией для таких проектов. Я давно знала про тогда еще EVS, но после окончания специалитета в России даже не думала участвовать, помню, меня останавливало довольно скромное жалование волонтеров. Забавно, что четыре года Китая спустя этот фактор перестал быть решающим, и я решилась быть бедной, но счастливой в Испании.

Я увидела вакансию в PROSEC в группе Сферы в конце сентября, подала им одну заявку и меня быстро взяли, так как у меня был опыт преподавания, вожатства, работы с детьми и подростками, волонтёрства и какой-никакой испанский. В начале октября я начала собирать документы на визу, 19 ноября улетела.

Про деятельность и окружение: 

Я жила и работала с тремя волонтерами моей организации из Армении, Франции и Италии. Мне повезло, что двое из волонтеров почти не говорили по-английски, так что рабочим языком и дома, и в организации сразу стал испанский. Проект проходил в маааааленьком городе в центре Каталонии, что для меня после Шанхая было очень непривычно. Еще там практически не было иностранцев: в теории были иностранные студенты-обменники, но мы с ними как-то не пересекались, и двое волонтеров из Германии в другом центре, с которыми нас познакомили.

Город, который я до сих пор не знаю, как называть правильно, поэтому по-аргентински – Шеида

Коллеги-волонтеры

Я была очень рада, что произошло полное погружение в языковую среду, я вообще сразу перестала использовать английский. Это было неожиданно, так как изначально в описании проекта не было указаний про требуемый уровень испанского, и оба интервью проходили на английском, но я была очень довольна. Также у нас были обязательные курсы испанского в языковой школе и доступ к онлайн-платформе, но, к сожалению, курсы были гораздо ниже нашего уровня, поэтому практически бесполезные, а вместо онлайн-платформы я записалась в библиотеку и взяла себе учебники.

Единственной сложностью в плане языка был каталанский. Лерида — довольно радикально настроенная провинция, поэтому люди в принципе везде используют каталанский, обучение в школах на нем, в магазинах и ресторанах с тобой начинают говорить по-каталански. Так как моей основной целью был испанский, каталанский я не учила, но со временем привыкла и даже начала что-то понимать.

Круг знакомых у нас сложился из друзей нашего координатора — девушки из Франции, которая тоже была ESC волонтером, а потом осталась в Лериде работать (о, великие возможности гражданства ЕС). С этими ребятами мы встречались по вечерам, на выходных, ездили по Каталонии и в соседний Арагон, дружили, в общем.

Это мы в Арагоне в июле, рады снегу

И волонтерским составом на взрослом карнавале

Про эйфорию в начале проекта, вселенскую тоску в середине и внезапно наступившую пандемию:  

Первое время я была в эйфории. Я жила раньше в Мадриде по обмену от университета, поэтому я знала, что в Испании мне будет хорошо, хотя кому же в Испании плохо? Но после китайского заточения я намного сильнее прониклась прелестью европейской жизни, настолько, что неприятный зимний климат и месяц тумана без солнца (знаменитое леридское явление — copa de niebla) не портили мне настроение, ну, или почти не портили.

Когда всё устаканилось, и началась рутина, меня постепенно начали одолевать сомнения, правильно ли я поступила. Работа и обязанности в организации мне в принципе нравились, детей своих я просто обожала, несмотря на неминуемые сложности с ними, но мне стало очевидно, что нужных мне навыков как таковых я не получаю. Нужно сказать, что я хоть и хотела после магистратуры какое-то время поработать «в миру», я всегда знала, что я не представляю себя вне Академии. Правда, я не думала, что это ощущение бесполезности и потери времени настигнет меня так скоро. В итоге в свободное время (которого, кстати, было мало, так как расписание у нас было интенсивное, как у обычных сотрудников центра) я пыталась что-то читать и писать по моей теме и подавать документы в аспирантуру. Еще стоит добавить, что я, несмотря на выбор проекта из-за страны/языка, изначально не рассматривала вариант остаться в Испании после проекта. Я помешана на Латинской Америке, я хотела только туда, ESC рассматривала как возможность доучить язык и подумать о жизни, в то же время делая что-то хоть сколько-нибудь общественно полезное.

В феврале мне стукнуло 27, и стало совсем грустно. Тогда я пришла к выводу, что лично мне нужно было ехать на ESC раньше, перед магистратурой. Все мои знакомые волонтеры были младше меня, некоторые вообще приехали сразу после школы. На первом тренинге (on-arrival) статистика была примерно такой же. В общем, к концу февраля я была не в лучшей форме.

Тем не менее, фернет в баре в Валенсии после on-arrival тренинга никто не отменял

А потом нас закрыли на Первый Карантин.

В Испании первые месяцы все было очень строго. Мы работали из дома, но это перестало занимать столько времени, и у меня появилось возможность отдышаться и заняться своими делами. У меня были замечательные отношения с коллегами-волонтерами, поэтому нам было комфортно карантинить вместе. Наша организация пыталась как-то развлечь и поучаствовать в жизни детей, изнывающих от сидения дома: мы устраивали созвоны, играли в игры по Зуму, делали домашку, устраивали конкурсы, читали им сказки — выкручивались, как могли.

Карантинные хроники

На работу по-настоящему мы вернулись только летом, а еще начали наконец-то немного ездить за пределы Лериды, так что жизнь постепенно наладилась.

Продолжение проекта в «новой нормальности»

Лечение переживаний по поводу будущего и «что дальше» путешествиями, горами и джином

Про сожаления и «что дальше»: 

Когда меня слегка поднакрыло после первых месяцев проекта, я думала, что всё сделала неправильно, что нужно было ехать на проект сразу после российского универа, а теперь вот с магистратурой из университета в топе международных рейтингов я мою 40 стаканов из-под какао после полдников и вообще не представляю, что делать дальше. Но в такие моменты на кухню обычно прибегал мой любимейший из ребёнков — Ясин — и обнимал меня, и тогда я  вспоминала, почему я вообще решила связать свою карьеру вне Академии с социальной сферой.

Еще один момент: помимо т.н. field work — ежедневной работы в центре — наша организация позволяла нам участвовать в других своих крутых проектах. Это была та самая офисная работа, организация проектов — то, в чем я мечтала получить новый опыт в испанских реалиях, но с пандемией все проекты были приостановлены. Вот здесь было очень грустно и обидно.

Мой проект продлили до октября, так как почти половину его я провела дома на карантине. Я умудрилась случайно выбросить свой загран и все еще не придумала, что делать после окончания проекта, да еще и в разгар пандемии, поэтому в какой-то момент решила, что проще остаться еще на какое-то время в Испании.

Мне повезло найти программу, позволяющую мне остаться, поэтому я переехала в Малагу, и вот спустя почти полгода после моего последнего рабоче-волонтерского дня пишу любимой Сфере свой отчёт.

Мой проект получился немного смазанным, и понятно почему. И как всегда, большое видится на расстоянии, поэтому спустя полгода после проекта я понимаю, что все сложилось наилучшим образом. Благодаря этим 11 месяцам на проекте я доучила испанский настолько, что прошла интервью в Программу Добровольцев ООН в Венесуэлу, куда лечу через 3 недели. Что-то мне подсказывает, что опыт социальной работы ESC с детьми сыграл не последнюю роль в том, что меня взяли в ЮНИСЕФ. И, конечно же, люди, которых я встретила: друзья из Лериды-Lleida-Шеиды, которых я еду навещать через пару дней, мои дорогие дети, мои нереальные коллеги и самый лучший в мире босс всея PROSECa Карлос, моя неожиданно приобретенная в маленьком каталонском городке аргентинская почти семья — появились в моей жизни благодаря проекту ESC.

Спасибо большое, любимая Сфера, вы сделали это возможным!

Ваша,

Катерина Шарова.