Array
(
    [JQEASY_JQLIB] => Array
        (
            [mime] => text/javascript
            [defer] => 
            [async] => 
        )

    [JQEASY_JQNOCONFLICT] => Array
        (
            [mime] => text/javascript
            [defer] => 
            [async] => 
        )

    [/media/jui/js/jquery.min.js] => Array
        (
            [mime] => text/javascript
            [defer] => 
            [async] => 
        )

    [/media/jui/js/jquery-noconflict.js] => Array
        (
            [mime] => text/javascript
            [defer] => 
            [async] => 
        )

    [/media/jui/js/jquery-migrate.min.js] => Array
        (
            [mime] => text/javascript
            [defer] => 
            [async] => 
        )

    [/media/system/js/caption.js] => Array
        (
            [mime] => text/javascript
            [defer] => 
            [async] => 
        )

    [/media/jui/js/bootstrap.min.js] => Array
        (
            [mime] => text/javascript
            [defer] => 
            [async] => 
        )

    [templates/sfera/js/jquery.jcarousel.min.js] => Array
        (
            [mime] => text/javascript
            [defer] => 
            [async] => 
        )

    [templates/sfera/js/template.js] => Array
        (
            [mime] => text/javascript
            [defer] => 
            [async] => 
        )

)

 

“Ксения, сегодня я открыла нашу переписку и увидела, что еще в марте 2015 года мы уже знали, что ты будешь здесь» (Мирва, май 2017).

 

Я готова была ждать год, сменить все планы, отказываться от других проектов, чтобы в итоге оказаться в этом особенном месте – молодежном центре Васатокка, далеко за полярным кругом, в финской Лапландии. Я была уверена, что это – то самое место, где я должна быть.

В письмах ко мне ментор обрисовал ситуацию примерно так: это лес, ближайшая деревня в 10 км, средняя температура зимой -25°С, полярная ночь (солнце не поднимается из-за горизонта)  почти 3 месяца, ты проводишь вечера в одиночестве, персонал уезжает домой после 16:00. Может быть, большинство волонтеров отказались бы не задумываясь, но я видела в этом предложении настоящий эксперимент над собой, вызовом, возможностью заниматься самоанализом и подумать о жизни. Скажу сразу, эксперимент завершен успешно, интуиция меня не подвела, 100% доза счастья от сделанного выбора. 

 

 

Почему EVS

 

1. Другая реальность

 

Именно долгосрочное волонтерство дало мне возможность вырваться из мира, где все ясно и понятно, и попасть в совершенно другую среду. Находясь в этой новой среде,  я стала не только делать непривычные для меня дела, но и стала по-иному мыслить.

Люди в разных странах во многом похожи, но иногда они принципиально отличаются друг от друга. Народ в Лапландии всегда тактичен и приветлив в общении, потому что им так жить легче!

- Пекка, ты всегда такой дружелюбный и улыбчивый.

- Это мне ничего не стоит.

 

Они легко переносят удары судьбы и всегда надеются на лучший исход. Марье за 60 уже, она неудачно упала на лыжах, доктор сказал, что ребро сломано, нужно ограничить нагрузки. Вы можете подумать, что она взяла больничный и упала на диван? На следующий день она с неизменной улыбкой намывала полы в спортзале, вечером поехала на рыбалку, потом у нее рабочая поездка в Нидерланды, еще через день работа с детьми в Эстонии. И я могу привести десятки таких примеров.  Лапландцы не умеют и не хотят страдать, у них не бывает стресса из-за сроков и свалившихся проблем, неудач. Они продолжают радоваться жизни, не спеша разруливая ситуацию. Такой же мне стать, к сожалению, не получилось, но я буду продолжать стараться.

Я жила в центре саамской культуры, я видела, как саамы ценят, любят, холят и лелеют свои культурные традиции. Не все они оленеводы, но даже те, кто выбрал другую жизнь, учат язык своих предков, говорят на нем в семье и вне ее, не стесняются носить национальный костюм, выходя в магазин за хлебом, участвуют во всех культурных мероприятиях. Когда находишься под влиянием культуры малых народов, невольно начинаешь задумываться о своей собственной. Я русская, но знаю разве что малость о народных песнях, костюме. Меня часто спрашивали разные тонкости русских традиций, и каким позором было для меня говорить неуверенно и пытаться что-то промямлить в ответ. Это еще одно упущение в моей жизни, и я намерена это исправлять. 

Как же приятно, когда ты буквально сливаешься с этой уже не новой реальностью! Однажды репортер местной газеты, наблюдая за тем, как я помогаю очередной группе туристов строить убежище из снега и так ловко орудую лопатой, обратился ко мне по-фински. Он, наверное, и представить не мог, что какой-то иностранец может делать это как человек, строящий такие убежища с детства.

 

2. Наверстать упущенное или получить новые навыки.

 

Я предполагаю, что для многих волонтеров EVS –  это некий период взросления: кто-то впервые учится тому, как мыть полы, убирать за собой посуду, налаживать контакт с соседями по квартире, планировать бюджет, считать рабочие часы. Но и до проекта я вела самостоятельную жизнь, и все это было не ново. Для меня EVS стал возвращением в детство. Во время своего проекта я поняла, чего мне хватало и не хватает в обычной жизни: мне жизненно необходимо постоянно заниматься исследованием окружающего мира, потрогать, пощупать его. Я почти уверена, что окружающие частенько видели во мне не 23-летнюю девушку, а 5-летнего ребенка. Но ведь иностранец всегда как ребенок! В день я выдавала неисчислимое количество вопросов: «почему?», «а отчего?» «а как это?». Так как я жила в лесу, я узнавала бесчисленные названия растений, птиц, зверей, деревьев,  погодных явлений. Причем, сначала на финском, потом переводила на родной. Я узнала о строении многих вещей, что и как работает, мастерская стала моим «офисом». Я работала руками 8 месяцев! И это определенно делало меня счастливее, чем перебирание бумажек на привычной работе.

Уединенная жизнь в лесу не легка, как и работа моего друга-волонтера, который по 8 часов вкалывает на лошадиной ферме. Но и в таких EVS есть свои плюсы: у меня есть уникальный опыт выживания в удаленном уголке мира, а мой друг практически получил новую профессию!

 

3. Разобраться в себе

 

Выброс в чужую среду открыл мне глаза на то, какая я. Не хочу уж сильно откровенничать, над какими моими чертами мне придется основательно поработать, но я чрезвычайно рада, что узнала об этом.

А чего стоит тот факт, что я нашла новые увлечения и хобби! Я в жизни не могла представить, какое удовольствие мне может доставлять 6-часовая зимняя рыбалка нон-стоп.

 Я абсолютно уверена, что каждый волонтер испытывается нечто подобное и познает во время проекта не только окружающую действительность, но и самого себя.

 

Наконец, хотелось бы дать пару советов для тех, кто до сих пор здесь:

- выбирайте проект с умом, особенно долгосрочный. Я встречала достаточно живых примеров, когда волонтер готов согласиться на что угодно, лишь бы уехать хоть куда-нибудь, а потом досрочно оканчивает проект в полном разочаровании.

- если вам что-то нужно, это необходимо попросить. Никто не умеет читать ваши мысли, никто не узнает о ваших потребностях, пока вы о них не скажете;

- делайте только то, то вам действительно хочется, но помните, что за каждым сказанным вами «нет» может стоять новый опыт и перспективы, которые вы, возможно, никогда не получите в будущем.

- ведите дневник на протяжении всего проекта. Это помогает структурировать информацию. Но если писать – это не про вас, как и не про меня, то помогают фото. Я делала их каждом подходящем моменте. Я даже услышанную шутку могу вспомнить, если увижу фото дерева, возле которого ее услышала :)

 

Автор Ксения Стадникова.

 
 
 
Яндекс.Метрика
© 2017 CФЕРА