Top.Mail.Ru

Наш волонтер Максим о EVS в Чехии

Главная / Истории волонтеров / Наш волонтер Максим о EVS в Чехии

Читайте историю Максима, который вернулся с долгосрочного проекта в Чехии 😊

“Всем привет, я Максим, 26 лет. Живу в Москве, но своим родным и любимым городом считаю всё-таки Питер. Занимаюсь я разными вещами, собираю пёстрое резюме. Хотя в центре моих интересов с детства кинематограф, литература и музыка. Иногда становятся ощутимы все недостатки частой смены рабочего места. Но, кто знает, если бы у меня была стройная карьера, в которой незачем делать перерывы — поехал бы я на EVS?

Возможно, я был бы каким-нибудь крутым специалистом-айтишником, переехал бы работать в шикарный европейский город и так далее. Но EVS я проходил в чешском городке Иванчице, почти в деревне, тем более по московским меркам. Далеко от Праги. И это была чудесная возможность подышать чистым воздухом, попробовать адаптироваться к непривычному ритму, расширить географию общения и т.д. Вряд ли бы я так просто совершил подобный дауншифтинг, если б уже был неким крутым специалистом.

Сразу скажу, что я не очень внимательно изучил подробности о принимающей организации. SVČ Ivančice — по большей части детский центр, там основная деятельность крутится вокруг детей младшего школьного, а то и ясельного возраста. Я же надеялся, что работа с младшими детьми — это максимум одна пятая часть программы. Поэтому мне с самого начала надо было найти, за что зацепиться, что там особенно полюбить. К счастью, одной из активностей, связанных с детьми, оказался теннис. Надо было ассистировать на детских тренировках, а помимо этого местный ветеран спорта и владелец кортов Тонда (полное имя — Антонин) разрешил в любое время заниматься у стенки, поправил некоторые мои движения. Ива, которая проводила занятия, ставила меня играть против подростков. А они уже несколько лет тренируются, и для меня это была классная возможность поднять свой уровень в этом любимом спорте (я впервые попробовал играть в начале 2019 и почти ничего ещё не умел).

А ещё мне понравился чешский язык. Вообще, я мало кого встретил из иностранцев, кому нравился бы чешский. Но я учил его с удовольствием. Проект начался в конце апреля, а в ноябре мне предстояло поступать в пражский киновуз. Поэтому мотивация подтянуть язык от A1 до B1 была. Преподавательница Моника приходила к нам в SVČ дважды в неделю, и преподавала она отлично.

Кстати, в этом досуговом центре мы не только работали, но и жили. Волонтёры и сотрудники центра столкнулись с препятствием именно в 2019 году: по государственному плану центр подвергли капитальному ремонту. Всем приходилось работать в не слишком комфортных условиях, хотя основное было в порядке. Мы были рады, что у каждого есть отдельная комната и видели, что на соседних проектах возникают более жёсткие ситуации. Но всё же неясно, почему даже не пытались решить вопрос о расселении волонтёров по местам, где ремонт не идёт. Вообще, многие наши попытки обсудить какие-то неприятности уходили в песок. До сих пор я пытаюсь выяснить, можно ли компенсировать стоимость фотоаппарата, который у меня украли рабочие-строители. Но, с другой стороны, сотрудники часто реагировали на просьбы и неприятности. Координатор Марек мог приехать даже ночью, когда кто-нибудь потерял ключ от своей двери, например. Мы вовремя получали свои стипендии, нам предоставили велосипеды — то есть, приятных и правильных моментов тоже немало.

Для меня значимым опытом были презентации в местных школах. По инициативе того же Марека мы периодически ходили в школы, чтобы на английском рассказать о себе, своей стране, культуре. А потом это вылилось в уроки русского языка. Кроме меня, там была ещё волонтёрка Света из России, и чехи с готовностью согласились на предложение выступать с такими уроками перед 6-9 классами школы. Я ощутил, как хорошо прокачал навык проведения презентаций, да и вообще работы с детьми и преподавания. К концу проекта я мог проводить занятия даже на чешском, и не только языковые, но и спортивные. Ведь помимо тенниса там были факультативы флорбола, игры в NERF — это пушки с мягкими патронами.

Я думал, что SVČ будет похож на такой районный культурный центр, которые сейчас в России бывают вполне продвинутыми. Что там понадобятся какие-нибудь игровые лекции о культуре и искусстве и т.д. Но это оказалось не совсем подходящим форматом для SVČ, да и вести занятия пришлось бы опять же на чешском, что было возможно для меня только в конце проекта. Тем не менее, культурную программу я себе устроил. В июле-августе у нас были два-три выездных лагеря с детьми, а остальное время — свободное. Я не так много ездил, но всё равно набрался впечатлений, покатавшись в Вену, Будапешт, Париж, Милан, Венецию. Разные уголки Чехии тоже вдохновили. Мне с самого начала казалась классной идея сосредоточиться на не очень «попсовой» стране. Про Чехию не так много известно. Если туда едешь туристом, вряд ли задержишься где-нибудь, кроме Праги. А мы жили рядом с Брно и, кроме столицы, ездили в Оломоуц, Карловы Вары, Кутну Гору, Гержманув Мнестец, Славков, Тршебич и ещё в разные деревеньки. Всё это особенная атмосфера: небогато, но спокойно, уютно, даже немного загадочно.

А ещё я в восторге от нашего интернационального общения. Волонтёры из разных стран действительно несут в себе разную культуру. Узнавая немного разные языки и обычаи, по-настоящему знакомишься с иными мирами, это не преувеличение. И никакая глобализация ничего не стёрла. У одного итальянца семья держит оливковую ферму, испанец постоянно в красках рассказывал, что такое испанские тусовки, турчанка угощала обалденной турецкой едой, которую я не пробовал, когда отдыхал на турецком пляже. Самыми колоритными моментами был встречи, которые организовал Erasmus — on-arrival и mid-term. Там было уже не 5 волонтёров, как в SVČ, а 30. Такой компанией особенно интересно рефлексировать и ставить цели, одновременно плавая на каноэ, устраивая пробежки по живописному парку, отыскивая сокровища в соседних деревнях с помощью геокэшинга и т.д.  Ну и пообщаться с ребятами из России, Украины и Белоруссии, которые оказались в Чехии по работе, тоже было здорово. С ними я виделся, когда ходил по воскресеньям в русскоязычную церковь в Брно.

Кроме спортивной прокачки, укрепления навыков работы с детьми и преподавания, а также языковых навыков, для меня было важно не бросать работу с медиа. В летних лагерях я занимался съёмкой и монтажом видео, а к поступлению в ВУЗ заканчивал свою короткометражку и снимал фотоисторию, где задействовал других волонтёров.

Сотрудники центра сделали мне на прощание очень приятный подарок — фотоальбом в книжном виде, где есть хорошие фотографии с проекта. Это олдскульно, но я почувствовал, что формат совсем не устарел, а наоборот, очень удобно рассказать о своём опыте EVS именно с «бумажным» альбомом в руках.

Сложно представить, что должно случиться, чтобы EVS был однозначно плохим опытом. К счастью, из общения с другими ребятами я не узнал о таких случаях. Были проекты с большими трудностями, но каждый мой коллега находил, чему научиться и чем быть довольным. Для меня это важный этап в личностном взрослении и поисках себя. И классные впечатления не могут быть перекрыты никакими неприятностями.

Автор: Максим Зур