Top.Mail.Ru

Мой волонтерский путь

Главная / Истории волонтеров / Мой волонтерский путь

У американской группы Odesza есть песня «How Did I Get Here». Она часто прокручивается в моей голове, когда я думаю о том, как я оказалась там, где нахожусь сейчас. Не могу сказать, что моя дорога к координированию ESC проектов была слишком ухабистой и извилистой. Иногда кажется, что путь был предопределен и другой дороги я бы просто не выбрала. А если бы и выбрала, то какая-нибудь тропинка обязательно привела бы, так или иначе, к международному волонтерству.

Ну что ж, How Did I Get Here? Начиная очень издалека, могу сказать, что еще с начальной школы я мечтала быть мореплавателем-первооткрывателем. Когда в четвертом классе мы проходили географические открытия Колумба, Магеллана и Дежнева, в своем воображении я рисовала себя частью их команды и неслась по волнам вперед к новым приключениям, параллельно готовя бесчисленные доклады. К КАЖДОМУ уроку по географии 😊 Перейдя в среднюю школу и класс с лингвистическим уклоном, я углубилась в изучение языков и зарубежной литературы. Параллельно смотря зарубежные шоу и фильмы, я влюблялась в новые культуры, которые обязательно хотелось примерить на себя.

В общем, к концу средней школы я мечтала отправиться куда-нибудь за тридевять земель и посмотреть мир. Только миссия казалась невыполнимой. В то лето меня отправили в область в лагерь «Лазурный» на международную смену. Думаю, нижегородцы поймут, о чем я. Если коротко, в лагере есть отряды с подростками из России и группы международников – преимущественно студентов из других стран. Атмосфера культи-мульти 😊 Для меня этот лагерь был взрывом эмоций. Я в первый раз в жизни общалась с иностранцами на английском и немецком языках! Видела другие культуры, узнавала про разные обычаи и нравы. Было очень классно!

Поступив в универ, во мне, конечно же, забрезжила идея о Work and travel в Штатах. СПАСИБО МОЕЙ МАМАН, что она меня не отпустила! Далеко, дорого, небезопасно – главные причины скандалов дома на втором курсе. Но тут случился game changer – дочь маминой подруги, какая история без нее 😊 Соня в минувшее лето принимала участие в волонтерском лагере в Германии. Ей там очень понравилась. И мамина подруга порекомендовала моей маман рассказать об этой возможности мне. Когда я узнала о Сфере и волонтерских проектах, не могу сказать, что я сразу начала собирать вещи в волонтерский лагерь. Но через пару месяцев, прошерстив сайт Сферы, поговорив с Соней и поняв, что США не светит, я начала подаваться на волонтерские лагеря. Моей главной мотивацией в тот момент не было волонтерство как таковое, все-таки это был межкультурный обмен в первую очередь. Но не так важно, как ты сошел на волонтерский путь, главное, почему ты до сих пор на нем.


Первый волонтерский проект

Подавалась я везде 😊 Приоритета не было. Но я, как многие новички, во-первых, начала слишком поздно искать (это был конец апреля), когда все «самые классные» проекты уже заняты, во-вторых, искала лагеря только в больших городах и всякие там фестивали (что и является «самыми классными» проектами, по мнению многих). Конечно же, меня не взяли ни в один из 6 проектов, которые я указала в заявке. Потом еще в 6. И тогда Ксюша Климова, координатор лагерей в тот момент в Сфере, сказала, что она может подсказать, если нужна помощь, какой лагерь выбрать. Я с радостью согласилась, и Ксюша предложила лагерь в Германии in the middle of nowhere. Изначально я отнеслась со скептицизмом – деревня на сто человек где-то на севере Германии, да еще и на велосипеде нужно уметь кататься (я не умела). Но в итоге на проект меня приняли, и я стала медленно готовить доки на визу. На велосипеде тоже научилась кататься. 

Время прошло очень быстро и вот мне уже пора вылетать. Это была моя первая поездка за рубеж. Одной. Я конечно же вообще не переживала, чего не скажешь о моей маман 😊 Под звуки Maroon 5 – Maps, напевая себе под нос «All the roads you took came back to me, So I’m following the map that leads to you», я направилась в мой первый зарубежный город – Берлин. Мы подвязаны навеки. Спустя много лет могу сказать, что этот город – моя любовь. Мне не нужны причины любить это место, я люблю его безоговорочно. Там я провела несколько пасмурных дней, после чего отправилась с тремя пересадками в Teterow, местечко, где меня должны были подхватить на машине и отвезти в Dahmen, деревушку, стоящую на огромном озере в  земле Мекленбург-Передняя Померания.

Приехав на место, я поняла, что мы находимся просто в потрясающем месте, будем жить в милом деревянном доме и самое главное – вокруг меня интересные люди. Во время барбекю мы познакомились все между собой. Нас было 10. Кемп-лидер Рири – неунывающая рыжая немка, Луна и Энди – пара из Тайваня, Жерард – философ из Каталонии, Синта – преподавательница оттуда же, Симоне Стафанини – всеми любимый итальянец, Макото – бейсболист из Японии, Лулу и Юна студентки из Южной Кореи. И я.

В чем заключалась работа на проекте? Мы работали в местном природном парке “Wüste und Glase”, занимались абсолютно разными вещами. Начали мы с уборки сена на склонах, засеянных виноградом, яблонями и много чем еще. Продолжили убирать проволоки в лесу, оставшиеся от старинной разрушенной усадьбы, расчищали территорию у старой вышки и строили домики для сов 😊 Работа нам очень нравилась, для многих это было впервые – работать в природных заповедниках, включая меня.

В свободное время мы чего только не делали. Плавали в озере, переворачивались с лодок, играли в традиционные настольные игры из Японии и Южной Кореи, гуляли по окрестностям и лазили по сену, участвовали в местном фестивале, лазили на смотровую площадку, катались на велосипедах, собирали улиток, ходили на кладбище и в заброшенный замок, играли в бейсбол кабачками. Конечно же, были и cooking teams. Каждый вечер ребята из разных стран объединялись и готовили блюда их традиционной  кухни. Больше всего мне запомнилось странное блюдо из Германии – цветная капуста с расплавленным сливочным маслом сверху. Было невкусно 😊 Но это тоже часть знакомства с новой культурой. Я готовила борщ, оливье и блинчики – всем понравилось (как мне сказали 😊), особливо тайваньцам. Они еще долго вспоминали «красный суп». Мы также успели попутешествовать и съездили на Балтийское и в Росток. Было кайфово.

                  

                       

                  

Я успела пофотографировать азиаток в занавесках и упасть с велосипеда. Так сказать, изюминка моего проекта 😊 

Лагерь подошел к концу. Было грустно расставаться с другими волонтерами. Мы провели прекрасное время, и, надеюсь, научились друг у друга чему-то новому и важному. Я безумно рада, что повстречала именно их и была именно в этом лагере. Это был очень вдохновляющий опыт, который сподвиг меня следующим летом поехать сразу в 2 лагеря подряд.


Лагерь во Франции

В этот раз я знала, что я делаю и чего хочу. Проект на природе придал мне много сил и свежести мыслей, от чего следующим летом я непременно хотела попасть в Ирландию – страну моей мечты. Посмотрев в детстве фильм «Страна фей» про фей и лепреконов на изумрудном острове, я точно знала, что обязательно должна туда попасть. Да там еще и уникальный проект в Национальном парке Killarney National Park. Так что все дороги вели туда. И да – воистину rocky road to Dublin, но об этом позже. На проект в Ирландию меня взяли. А потом на проект во Франции на фестиваль с детьми. Так что, сдав все экзамены в июне, я собрала чемодан и отправилась в новое приключение. И это было приключение с большой буквы!

Моя поездка во Францию была поистине путешествием нищеброда. За месяц в этой дорогой стране я потратила не больше 100 евро. Жила по знакомым и по каучсерфингу, не пользовалась общественным транспортом, покупала самые дешевые салаты за 4 евро, пила воду из фонтанчиков (потом, как оказалось, этого не стоило делать 😊 ). Я даже умудрилась проспать одну ночь на улице – жизнь успешного человека. Думала, что посижу на вокзале, но оказалось, что вокзалы не работают ночью. Слава тапочкам, я была не одна! На вокзале познакомилась с семьей беларусов, которые тоже хотели посидеть на вокзале. В итоге нас выгнали. Сначала мы тусили с будущими рэперами Парижа, потом с бездомными и в 5 утра, когда вокзал открылся – ринулись туда сломя голову. Было очень весело.

Потом, поспав пару часов в Люксембургском парке, я пошла на вокзал, села на поезд и через 3 часа оказалась в живописном городе Riom, где у меня проходил лагерь. Помню, что встреча была очень сумбурной. Меня, волонтерку из Чехии – Сару и Валида из Испании стремглав подобрал наш кемп-лидер Давид и отвез к лагерю. В тот вечер (как и во многие другие) нас встретил прекрасный закат и костер. Мы жили в палатках, кухня и душевые были в здании молодежного центра рядом. Я жила в палатке с Аленой из Сибири.

Этот проект был чем-то особенным. Во-первых, он длился 3 недели (хотя большинство длятся 2 недели), во вторых, нас было 20! человек. Так что мы успели привыкнуть друг к другу, полюбиться, надоесть и снова полюбиться.

Давайте по порядку. Кто был с нами? Я и Алена из России, Арианэ, Давид и Антуан – французские кемп-лидеры, Фидан и Хепнур из Турции, Оля из Украины, Марк и Валид из Испании, Яцин из Тайваня, Сухи и Луна из Южной Корее, Орелиан и Люси из Франции, Родриго из Мексики, Джозефин из Дании, Матильде из Италии, Сара из Чехии.

На проекте мы занимались организацией фестиваля для местных, преимущественно для детей. Суть в том, что многие дети остаются летом без присмотра и им некуда себя деть. И вот для них и устраивается фестиваль, чтобы они могли не только развлечься, но и познакомиться с людьми из других стран.  Сначала мы строили несколько «станций», на которых сидели волонтеры. Потом проходил непосредственно фестиваль, который длился 2 недели и затем разбирали постройки. Станций было несколько: станция – добро пожаловать (там сидели в основном волонтеры, которые умели говорить по-французски), станция – блинчики (там пекли блинчики, или должна ли я сказать крррррэпсы), станция – эстафеты (там проводили эстафеты), станция – тарзанка (там одевали на детей специальные веревки и они скатывались на них по «тарзанке», их нужно было одевать и ловить, и на этой станции сидела я, потому что мне нравилось и никто не хотел там сидеть 😊 ), станция – цирк (тут все понятно, я думаю). Были и другие активности, например, развозить мороженое.

      

     

      

                     

         

Это было невероятно жаркое лето. За три недели, что мы были на проекте, ни разу не было дождя и температуры ниже 35 градусов днем, что, наверное, нормально для Франции, хотя даже французы жаловались. Может быть эта жара, а может что-то еще привели к множеству романтических интриг на проекте. Мексиканец мутил с датчанкой, итальянка с испанцем, испанец был влюблен в чешку, которая была влюблена во француза, который был влюблен в другую француженку, другой француз подкатывал к русской, другие турки к нашим турчанкам. И сие обилие любви, и французский поцелуй не обошел и меня. Я в лучших традициях Иры Жучковой поехала ночью в другой город к парню, с которым познакомилась несколько часов назад, на попутках. Но ничего плохого, как боялась моя кемп-лидер Ариане, не произошло, но и романа на всю жизнь тоже не получилось 😊

Что мы делали в свободное время? Side note, мы были в регионе Овернь. Этот регион славится своими потухшими вулканами и кристально чистыми озерами. Поэтому мы: купались в нескольких озерах, автостопили, гуляли днем и ночью по Риому, и близлежащим полям и городам, проводили познавательные часовые семинары про расизм, сексизм, межкультурную коммуникацию, катались на велосипедах, смотрели уличный театр, кушали прекрасную французскую еду и готовили наши традиционные блюда (очень мне запомнился «не такой острый» суп из Южной Кореи – дисклэймер, он был очень острым 😊 ), кидались мукой и обливались водой.

     

   

Больше всего мне запомнились наши походы на вулканы. Один особенно. Мы проснулись в 4 утра, я, Сара, Валид, Давид и Антуан, и поехали на машине к вулкану. В темноте вскарабкивались на него, что аж икры вскипели. И с первыми лучами солнца оказались на вершине. Вид – потрясающий. Воздух холодный. В ушах играла Odesza –« How Did I Get Here».

Еще мне запомнился салют на День взятия Бастилии. Он был красив и долог. Но самое главное, загаданное желание во время салюта – сбылось 😊  

Прощание прошло незаметно. Как будто мы собрались дуновением ветра и также быстро разлетелись. Не было горечи. Было легко и радостно, что столько всего произошло и это навечно с нами, это часть нас.

После проекта мы заехали в Лион с Олей и Аленой. Потом 4 часа на автобусе и мы оказались в Париже. 4 последние дня в Париже я прожила на полу маленькой квартирки напротив Эйфелевой башни. Дни были серыми, как и сам Париж. Я искала каучсерфера в Дублине, но никого не могла найти.

И вот настал час Х – мой отъезд из Франции на проект в Ирландию (они были подряд).

Моя маман – мудрая женщина. Перед отъездом она меня предупреждала, что в Париже много воров (это не только в Париже, но и в большинстве столиц), я кивала и думала, что знаю лучше. Ну и что вы думаете? Угадайте, у кого украли кошелек со всеми деньгами и картами в последний час нахождения в столице Франции 😊 Этот лузер – я. Не буду вдаваться в подробности, почему так произошло, но факт был таким: у меня нет денег, самолет в Дублин через  4 часа и я НЕ МОГУ его упустить! А между тем у меня денег даже на шатл до аэропорта не хватало. Но случилось чудо – билет мне купила незнакомка, которая стала свидетельницей моего ограбления. Я рыдала всю дорогу до аэропорта, не зная, что делать. Меня утешал милый испанец, рассказывающий про своих трех сестер в Мадриде, Милане и Париже. Я попросила маман заблокировать все карты и связаться со Сферой, чтобы спросить – что можно сделать. Добравшись до аэропорта, я обратилась в полицию. Они порекомендовали мне либо оставаться в Париже, что было вообще не вариантом, либо обращаться в консульство Франции в Ирландии. Я выбрала второе и попала в коллапс. Очередь в терминале заканчивалась на улице. За 30 минут до окончания посадки и нахождения в середине очереди я поняла, что пора рвать когти. Пришлось лезть под перилами, люди качали мой чемодан как очередную рок-звезду на концерте. В конечном итоге я влетела в самолет последняя и уже через 5 минут прощалась с Францией, засыпая в слезах.


Лагерь в Ирландии

За те 2 часа, что я была в воздухе, моя маман связалась с Катей Романовой, координатором лагерей в тот момент в Сфере. Та связалась с Машей Булдаковой – бывшей (тогда нынешней) EVS волонтеркой в VSI (SCI Ireland, эта организация и организовывала мой волонтерский лагерь на острове). Так случилось, что с Машей я общалась до этого на тему получения визы в Ирландию, поэтому она меня заочно знала, когда прилетела такая новость. На месте ее не было, так что она передала всю информацию своим коллегам. Вкратце, меня встретили в аэропорту, отвезли в офис VSI, напоили чаем, помогли получить деньги через Western Union, купили билет на поезд и отправили к моему кемп-лидеру Джесси в Брэй.

На следующий день (на день раньше официального дня начала моего лагеря) мы на машине с Джесси поехали на другой конец страны. Успели полазить по одному старинному замку и к вечеру приехали в Killarney. Там я лично познакомилась с Машей и другими волонтерами. Помню, что сидела за столом с чехом и сербом и мы все говорили на наших родных языках и понимали друг друга. Маша заплетала мне косу и рассказывала про свой EVS проект, вдохновляя на что-то новое. На следующий день все волонтеры разъехались, и приехали новые. Мои любимые братюни 😊  

Я с Джесси и Колмом (вторым кемп-лидером) встречала ребят на вокзале. Вот сейчас может показаться супер cheezy, но когда ко мне в машину подсели Диана из России, Данте и Пол из Каталонии – не знаю, я почувствовала, что встретила своих потерянных братюнь. С первых слов и улыбок было как-то тепло на душе. К нашей команде также присоединились Войта и Антония из Чехии, Мандана из Германии, Анна из Италии, Шона из Ирландии. На проекте еще было несколько долгосрочных волонтеров, живших в другом месте – Кевин, Шарлотта, Корали и Никола из Франции.

Как я уже упоминала, наш проект проходил в великолепном Национальном парке Killarney National Park. Он находится на юго-западе острова, где местные говорят с очень забавным акцентом 😊 Мы жили в милом домике в самом парке. Там нет Интернета и до ближайшего паба 20 минут ходьбы через парк. Сам парк – жемчужина Ирландии. Когда гуляешь там, оказываешься словно во Властелине колец. Деревья, полностью обросшие мхом, бегают олени и так и хочется думать, что вот-вот откуда-то выпрыгнет эльф.

       

                 

Как окажется позже, ВСЕ, кто приехал на проект, ехали именно в Ирландию, именно в этот проект, потому что очень хотели оказаться на острове. Поэтому, let me believe, что наша команда была сведена звездами, поэтому мы так быстро нашли общий язык. И поэтому так больно было расставаться в конце.

Мы работали в самом парке, а именно «убивали кровавые рододендроны». Так любил выражаться наш рейнджер Питер. Дело в том, что много-много лет назад на остров привезли это красивое растение, которое с бешеной скоростью разрослось по парку, уничтожая местную экосистему. Поэтому было принято решение по регулированию процесса и устранению рододендронов, чтобы сохранить природное наследие страны. Этим мы и занимались, удаляли ростки родо. Работать было не просто. Постоянно лил дождь. Часто было холодно. Ходить нужно было осторожно, потому что можно было провалиться под мох. Мы постоянно наклонялись, приседали – в общем, кардио 😊 Но никто не уставал (ну может и уставал, но не жаловался) и все продолжали работать и кайфовать от видов. К слову, мы работали на сложном маршруте, нужно было много лазить вверх по скалам и потом с них спускаться. Помню, один раз у нас был потрясающий обед с видом на зеленые холмы, небо голубое, красота. Потом слазили с этого холма невероятно весело – съезжали по горе грязи, попой, только ледянки не было 😊 Потому что другого выхода не было. В общем, работая в парке, мы напрыгались вдоволь по валунам, налазились по холмам, попадали в водопады, успели словить местных клещей, быть искусанными множеством комаров и увидеть Ирландию, ту самую, настоящую, не туристическую.

           

В свободное время мы катались на велосипедах по парку, ходили в несколько местных музеев, по вечерам конечно в паб за Интернетом и Гиннессом 😊 Также мы очень много гуляли по самому парку, исследуя старые заброшенные часовни и забытые тропы, собирали шишки и наблюдали за мимо бегущими оленями, купались в ледяном озере и просто наслаждались временем друг с другом. И о святые тапочки! Я воззрела вживую Ross castle. Заставка с ним провисла у меня на компьютере до окончания школы. Сила мысли 😊 Это был великолепный день.

        

          

   

Наверное, самым  запоминающимся был наш восход на Torc Mountain. Помню, как только мы оказались на вершине, могли видеть мир под нами со всех сторон. Как будто стоишь на вершине мира. Ветер дул сильнейший. Невозможно было услышать, что говорят другие люди, нужно было орать. И ложиться на ветер, он тебя держал так, что ты не падал. После нашего пути внизу нас встречал шотландец с волынкой – приятный сюрприз.

Каждая минута, проведенная на этом проекте, бесценна. Пишу сейчас все это, и слезы наворачиваются. И так приятно пересматривать фотографии и смаковать воспоминания.

Прощание было тяжелым. Джесси отвез меня в Брэй, где я села на поезд до Дублина. Там я остановилась у EVS волонтеров. Моим хостом была другая волонтерка Сферы – Маша Поспелова. Последние дни в Ирландии были спокойные. В один день я встретилась с Данте, Полом и Войтой. Мы провели весь день вместе, гуляя по городу. Проводили Войту и пошли встретиться в традиционный ирландский паб с Машами. Там играла местная фолк-группа. Было душевно. Тогда я распрощалась с каталонцами. На следующий день осуществилась моя другая мечта – я оказалась на клифах Мойер. Тут нет слов, одни эмоции. Место силы.

     

И потом я уехала, слушая Cary Brother – «Ride» и спрашивая себя If I told you the reasons why, would you leave your life and ride?


EVS в Германии

Сев в самолет, я сразу поняла, что хочу обратно. Поэтому, приехав домой, я заявила своей маман, что начинаю искать EVS проект. Она посмеялась, подумав, что это моя «очередная идея фикс».

В тот год я сделала две презентации о моих лагерях во Франции и Ирландии вместе со Сферой, поучаствовала в их тренинге для вернувшихся из лагерей. И просто активно следила за деятельностью организации. Мне кажется, что весь тот опыт, который я получила и люди, которых повстречала в лагерях, разожгли во мне невероятную любовь к Сфере и людям, работающим там. Ведь они подарили мне этот опыт. Без них этого бы не было.

Это был мой последний год в университете. Я знала, что я хочу продолжить плавать в международных волонтерских проектах, поэтому поиском EVS занялась еще с осени, медленно изучая информацию, поглядывая проекты. На мой первый проект я подалась прям перед самым новым годом. А потом еще на 60 проектов 😊 Я писала индивидуальные мотивационные письма для каждого. Но из большинства организаций я либо вообще не получала ответа, либо получала отрицательный. Я не расстраивалась. В приоритете для меня были проекты, связанные с визуальными коммуникациями, потому что у меня есть необходимые навыки в этой области, и проекты в молодежных организациях, таких как Сфера, потому что меня очень интересовала международная работа и организация проектов. Но так как таких EVS было очень мало (либо я не подходила под критерии, чаще всего языковые), в конце концов, я начала подавать на проекты, связанные с детьми и молодежью.

Первый ответ пришел – барабанная дробь – с проекта в Дублине! Я не могла поверить. Я рыдала от счастья, что меня пригласили на интервью. Проект был связан с графическим дизайном и работой с молодежью с меньшими возможностями. Да еще и в Ирландии! Специально для них я отсняла видео. Интервью прошло неплохо, длилось час. Я, конечно, переживала, но надеялась на лучшее. Вечером того же дня я получила письмо рассылкой «Dear Sir/Madam! Unfortunately, you were not selected blah blah». Меня не взяли. Видео не посмотрели. Да еще и рассылкой скинули ответ. Если честно, меня это просто добило. Я прекратила искать проект и впала в грусть. Оглядываясь назад, могу сказать, какую ошибку я допустила на интервью – я занижала свой талант и опыт, повторяя – I am not a professional, but…  Думаю, что именно это сыграло ключевую роль в отказе (а может и нет, на чайной гуще гадать не собираюсь). Но я дала себе слово после этого, что я больше не буду занижать свои способности.

Спустя месяц я ехала в маршрутке из универа и плакала. Думаю, что я очень сильно перегорела в тот момент с учебой, поиском работы и личной жизнью. В голове роились мысли о том, а что же дальше? Идти в магистратуру? Какую работу искать? Проект я точно искать больше не буду, пошло все к черту. Но, как говорится, когда ты меньше всего ожидаешь… Придя домой и уже ритуально проверяя почту, я увидела письмо. От организации из Германии. Я даже не помнила, что это за организация и зачем я туда отправила заявку (отличное начало 😊 ). Они приглашали меня на интервью. Я согласилась, и интервью было назначено через неделю. За эту неделю мне прилетело еще 2 приглашения на интервью – в Словению и Хорватию. Проекты были разные – в Германии был связан с графическим дизайном и координацией проектов, в Словении с детьми, в Хорватии с маркетингом.

Сначала прошло интервью со Словенией. Там были очень милые координаторы, мы весело неформально пообщались и они сказали, что сообщат результаты через несколько дней. Затем была Германия. Интервью было так себе 😊 Мой координатор плохо говорил по-английски и не знал, что спрашивать (как окажется потом, он только начал работать в моей организации и у него не было никакого опыта в этой сфере), поэтому интервью вела я, расспрашивая досконально ВСЕ о проекте. Через полчаса после окончания интервью он прислал мне ответ, что я отобрана. Мне очень нравилась деятельность проекта, организация казалось интересной, их EVS волонтерка Анна из Украины лестно отзывалась о проекте. Поэтому я решила закрыть глаза на Михаэля и его пассивное проведение интервью и согласилась (к слову, я тот человек, который любит, чтобы все было четко, поэтому это было именно закрытие глаз).

Через пару дней меня подтвердили на проект в Словению. И потом на 3 других проекта в Германию. Я, конечно же, отказалась и начала понемногу восстанавливать немецкий и смотреть документы на визу в Германию.

Моя немецкая история как началась сумбурно, так и закончилась. Но об этом позже.

Проект не был еще профинансирован, так что мы ждали еще несколько месяцев ответа от Национального Агентства. Когда финансирование было получено – началась активная подготовка со Сферой и моей принимающей организацией. Все шло гладко. Я собрала все документы, подалась на визу и за 5 дней мне ее сделали.

Это был август. Не хочу говорить, что у меня была депрессия в тот момент, потому что мне никто ее не диагностировал, но ощущения были тяжелые. Мне ничего не хотелось. Я постоянно плакала и не знала, как жить дальше, как ехать на проект. Но в итоге, в лучших традициях Иры Жучковой, я собрала волю в кулак, встряхнула себя и отправилась на свой 12-месячный EVS в Дрезден.

Сейчас, проводя pre-departure тренинги для волонтеров, я постоянно повторяю, что EVS не должен быть уходом от своих проблем. Ведь волонтер берет себя на проект, свои проблемы и силы на их решение. Поэтому, если вы не можете справиться со своими проблемами дома, то в другой стране это будет сделать еще тяжелее. Проверено на личном опыте. Приехала я на проект со своими старыми проблемами, и они долго рассасывались. Не благодаря проекту, а благодаря работе над собой. Но их последствия я чувствовала еще несколько лет.

Ну что ж, хватит о грустном – проект!

Если бы мой проект был песней, то это было бы Fatboy Slim – «Right Here, Right Now». Я слушала эту песню на повторе на моем пути в Польшу на пасхальные каникулы через полгода после начала проекта. Спустя еще полгода на EVS эта песня стала моим гимном. Находясь на проекте, я прочувствовала, что значит жить здесь и сейчас, что значит жить в моменте.

Начало моего EVS прошло гладко. Меня очень радушно встретили мой ментор Лукас и координатор Михаэль. Помогли в регистрации, передвижению по городу, советами, что где покупать и так далее. На работе также встретили с распростертыми объятиями.

Я была волонтером в культурной организации в самом центре Дрездена. Это неформальное хипповое объединение, созданное много лет назад группой энтузиастов. Одним из этих энтузиастов был наш босс – Маркус. Он уже 15 лет управлял нашей организацией. Это было делом всей его жизни, куда он вкладывал все силы. Организация работала по разным направлениям: делала межкультурные проекты со странами СНГ, Балканами, осуществляла программу с беженцами и культурные проекты на местном уровне. Было много фестивалей, выставок, концертов.

В нашей организации были 5 волонтеров – я, Бен, Лаура и Паула из Германии (по программе BFD) и Ирына из Украины. Я занималась графическим дизайном – делала плакаты, фотографировала на мероприятиях, помогала в организации проектов. Лаура координировала программу с беженцами. Паула выполняла административную функцию. Бен и Ирына писали и организовывали проекты.

Начиналось все лучисто. Мне объяснили мою функцию и я взялась за дело, пытаясь активно общаться с другими волонтерами и коллегами. Маркус регулярно проверял, все ли у меня хорошо. Лукас познакомил со своей женой из Самары Анной и их чудесным сыном Антоном. Вокруг меня было много русскоговорящих людей, что поддерживало меня, и было ощущение, что я дома. Уже на второй день пребывания в Дрездене я познакомилась со своим хорошим другом Сашей и со многими другими русскими студентами на Штамтише. Так же как и с кучей студентов Эрасмус на языковых встречах. Мы весело проводили время, ходили на тусовки, ездили в Национальный парк, готовили вместе пиццу, много гуляли. Без любовных интриг тоже не обошлось 😊 Особливо запомнился поход в «Музей лжи» на окраине Дрездена. Это был волшебный вечер с одним ирландцем. Но большой и чистой любви не случилось и это к лучшему! Между тем, я была полна вдохновения и воплотила несколько своих идей в арт-фотографиях, которые придавали сил и мотивировали на новые творческие достижения. Я много бродила по Дрездену и его окрестностям, открывая прекрасные и потаенные места. В организации проходило много мероприятий и я познакомилась с кучей музыкантов и креативной элитой Дрездена. На on-arrival в Веймаре я познакомилась с волонтерами из других городов. Мы были счастливы и полны мотивации. Через полгода мы встретимся абсолютно в другом настроении.

                 

      

Прошло 2 месяца. Эйфория растворилась. Я поняла, что находясь среди кучи людей, я чувствую себя одинокой. И что, общаясь с таким большим количеством людей, на самом деле я пытаюсь заглушить грусть внутри. Кроме того, большая часть общения была очень поверхностной, и мне этого было недостаточно. Общение с другими волонтерами было «милым». Мы улыбались и спрашивали, как провели выходные. На все мои приглашения прогуляться или сходить в бар я получала ответ – ну можно недели через две, нужно заранее запланировать. За весь свой проект (во внерабочее время) я была 1! раз в баре с Паулой и на прогулке и концерте с Беном. Больше мне не удалось пробить их броню 😊 С Ирыной мы общались прохладно, я чувствовала небольшой негатив в свою сторону. Моим коллегам не было на меня время, они были значительно старше и мой уровень немецкого не позволял мне разговаривать свободно на их родном языке (что моя вина). Маркус стал редко появляться на работе. Его пригласили на другую должность в муниципальное учреждение, которую он с радостью принял. Начали искать другого директора. Пришел бедлам. Я стала чувствовать себя потерянно. Иногда работы не было совсем, иногда слишком много. В тот момент я и моя пониженная самооценка боялись сказать лишнее слово, поэтому я замалчивала о своих переживаниях. Параллельно я ходила на интенсивные курсы немецкого языка. Так как все было все еще ново – я сильно уставала. В общем, в ноябре наложилось одно на другое.

Впереди были Рождество и Новый год, поэтому через какое-то время  у меня и других волонтеров поднялось настроение. Мы провели несколько мероприятий, съездили в Пирну и Лейпциг. У всех были огромные планы на Рождество. Я тоже не осталась сидеть дома и скооперировалась с другой волонтеркой в Австрии. Мы справили ШИКАРНО Новый год в Вене. Жили в церкви у волонтерки из Польши, много гуляли по городу, наслаждались рождественской Европой. Side note, 1 января 2017 года (мой 5 месяц на проекте) я поехала на окраину Вены на обзорную площадку, чтобы посмотреть город. Поднявшись на самый верх я – барабанная дробь – не увидела ничего. Туман от фейерверков заслонила весь вид. Я сильно разочаровалась. Ведь передо мной было море дыма. Красиво было, но в голове мне казалось, что без дыма было бы лучше. Спустя полтора года я вернусь в это же самое место. Дыма не будет. Я увижу Вену во всей ее красе. Но не наслажусь ей. Потому что, как окажется, море дыма намного милее высоток и мостов.

В декабре и январе я стала больше общаться с соседями. Девушка одного из них активно звала меня смотреть фильмы вместе и тусить на выходных. Мои знакомые звали на концерты. Этим, наверное, больше всего мне запомнился проект. Он был музыкален и мелодичен. Кроме того, я узнала, что такое WG party. Это когда к тебе на квартиру заваливаются 50 человек и тусят до 10 утра, круша мебель и танцуя по стеклу. В общем, было весело. Также наши отношения с Ирыной значительно улучшились и мы стали ближе общаться 😊  

В декабре к нам пришел новый директор – Алекс, тот еще персонаж 😊 Все его действия были направлены на зарабатывание денег, а не на идею нашей ассоциации. С того момента в волонтерской жизни случился полный коллапс. Он медленно нарастал. Первые пару месяц мы его очень остро не ощущали, потому что привыкали друг к другу, плюс были праздники. Но к февралю всем стало ясно, что мы в тупиковой ситуации. На одном из собраний членов нашей организации Ирына встала на стул и начала заявлять в открытую, что не так с проектами волонтеров, как к нам относятся и чем мы занимаемся (или не занимаемся). Она стала для меня примером того, как нужно говорить о своих проблемах. Я хотела на нее равняться, ведь мне было несвойственно идти против течения, быть смелой и открыто заявлять вещи, которые может быть неприятно слушать.

К февралю у всех волонтеров был застой. Поэтому было принято решение поехать на 3 дня в деревню в Чехию на тимбилдинг. В Чехии было все завалено снегом (в отличие от Дрездена). Мы играли в снежки и валялись в снегу. А в рабочее время обсуждали стратегии решения проблем с проектом. Алекс обещал горы. Как все изменится и мы заживем. Мы, раскрыв рты, слушали и верили в светлое будущее, планировали новые мероприятия, думали, что улучшить, чтобы работать эффективно. Уезжали на полном энтузиазме.

Оставшиеся полгода прошли на одном дыхании.

К середине марта мы поняли, что ничего не поменяется и каждый сам за себя. В это время мы очень сблизились с волонтерами, ведь у нас появился общий «враг» в лице директора. С марта все проекты, которые он координировал, пошли под откос. Над новыми он не работал. У меня стало уменьшаться количество работы, поэтому я стала штурмить на тему того, что я могла бы еще сделать для организации. Я продолжала работать над сайтом, делать графическую текучую работу, помогать в мероприятиях, которых почти не было. Честно скажу, что к этому моменту у меня почти пропала мотивация. И из-за отношения директора и других коллег мне не хотелось ничего делать. Я двинула в Берлин. Там я остановилась у волонтерки из Испании, с которой познакомилась на тренинге. Погода была пасмурной, как и настроение моей знакомой. Мария рыдала про ушедшую любовь с одним мексиканцем, я пыталась ее успокоить. Короче, отдохнуть не удалось, но я была рада побыть несколько дней в любимом городе. В марте у нас прошел mid-term тренинг. Там были почти все знакомые лица – 10 волонтеров из Йены. Были и другие. В целом, было много негатива. У волонтеров накипело. В основном, проблемы на работе – дети кидают стулья, не хотят слушаться, мало работы, много работы, нет ментора, никто не заботится о самочувствии волонтеров и прочие страсти. В какой-то степени это имело положительный эффект на меня, потому что, во-первых, я высказалась, во-вторых, услышала истории других волонтеров и поняла, что я не одна. 

Апрель начался с концерта Two Door Cinema Club в Берлине. Безоговорочно, лучший концерт, на котором я была. Прыгать 2 часа подряд под любимую музыку – что может быть лучше? В середине месяца я отправилась в Польшу на пасхальные каникулы. Главная цель – Гданьск. Почему? Потому что мне название нравится. Гданьск превзошел все мои ожидания. Балтийское море, старинный город, вкусная еда. По дороге в Варшаву выпал снег. Я слушала «Right Here, Right Now» и думала – что дальше? За Варшавой последовал Краков, за Краковом Вроцлав. Во Вроцлаве я остановилась у одной волонтерки от Сферы. Она познакомила меня со своими друзьями, которые в мае того года навестят меня в Дрездене. По дороге в Дрезден мне как можно быстрее хотелось оказаться дома. Я чувствовала, что скучаю по этому месту и друзьями. И работе.

В мае меня каждые выходные навещали мои знакомые волонтеры. Все нашлись через Сферу. Была рада захостить их и послушать новые волонтерские истории. И убедиться в очередной раз, что проекты не идеальны, как и мы сами. В мае я познакомилась с Хемой, волонтеркой из Испании, которая работала на окраине Дрездена в молодежной организации. Она повлекла многочисленные знакомства с кучей мексиканцев и испанцев. В это же время ко мне приезжали мои друзья из России, что сделало меня безмерно счастливой. Спасибо за гречку! Также к нам приехала Мария – итальянка с русскими корнями, которая стала моей самой близкой подругой в Дрездене. Май блистал. Я была счастлива. Я обрастала новыми знакомыми. Немецкий становился все лучше и лучше. Да еще и концерта Ширана в Берлине. Я была на седьмом небе! Чего не скажешь о работе. Ситуация заглохла. Я продолжала шевелиться, потому что мне не нравилось сидеть на работе без дела. Я стала предлагать, что я могла бы сделать: поменять графические элементы на сайте, обновить логотип, сделать выставку, устроить фото- проект с беженцами. На все мои предложения я получила ответ – ты можешь делать, что захочешь, но нам это не нужно. Я невероятно расстроилась, не получив никакой поддержки, и отложила личный проект на будущее. Однако, все это подогрело волнения. Поговорив с Ирой Никулиной, моим координатором в Сфере, я начала думать о том, чтобы обратиться в Национальное Агентство, потому что меня не устраивало отношение к волонтерам. Информацию узнал мой координатор и передал ее моему директору. Тот в свою очередь разослал письмо-рассылку всем волонтерам, моим коллегам и ментору, чтобы они «шпионили за мной, чтобы я не сделала ничего плохого». Об этом мне, конечно же, сразу сказали 😊 Меня добило то, что Алекс не поговорил со мной лично на эту тему, а решил действовать у меня за спиной. Поэтому меня конкретно заискрило, и я перешла от слов к действию – начала писать письмо в главную инстанцию. Я долго думала, обсуждала ситуацию с маман и друзьями. В конечном итоге я решила не отправлять письмо и подождать. Параллельно с этим я медленно начала биться головой об стену, думая – ЧТО ДЕЛАТЬ ДАЛЬШЕ (после проекта)? Мне было мало! Я хотела еще! Но вопрос – чего? Я начала судорожно искать другие волонтерские программы и учебу, но оказалось, что я пролетела уже по всем дедлайнам.

          

В июне мы много времени проводили с волонтерами, праздновали дни рождения, провожали вечно приходящих и уходящих стажеров, было несколько больших мероприятий: 2 фестиваля, 1 проект и несколько небольших встреч. В середине месяца я, Мария и Паула отправились в небольшой чешский город Дечин, где принимали участие от нашей ассоциации в музыкальном и развлекательном фестивале для местных. Фестиваль был адаптирован для людей с ограниченными возможностями, поэтому нам удалось также пообщаться с представителями организаций этого сектора. Сразу после Дечина начался проект Ирыны, который она готовила несколько месяцев. Это был украинско-немецкий обмен музыкантами. Все волонтеры были вовлечены в организацию, и помогали, в чем была необходимость. На этом проекте я столкнулась с дискриминацией в свою сторону от одного молодого человека из Украины. Она проявлялась в полном игнорировании моего существования. Благо, это длилось всего неделю. И да – конфликт не был разрешен. У человека были свои причины (на тему моей национальности 😊 ), и я не хотела влезать и переубеждать его в обратном, тем более, что активного негатива он не проявлял. Проект закончился известным дрезденским фестивалем BRN. Мы работали на нем, ставили печать в «Паспорта BRN», говорили, как пройти в то или иное место, я делала фоторепортаж, а Ирына и Бен с участниками обмена устроили концерт на небольшой сцене. Это было невероятное мероприятие: куча людей, музыки, еды со всего мира. Вечером мы пытались протолкнуться к парку и дорога, которая занимает обычно 10 минут, заняла 40 😊 В общем, все проекты прошли очень успешно и мы все вздохнули с облегчением. Идея отправлять письмо в Национальное Агентство покинула меня, ведь оставался один месяц, а там отпуск. И я не хотела больше выяснять отношения, мне хотелось спокойствия и тишины. Но сохранять спокойствие было тяжело. Меня продолжали мучить мысли о неминуемом окончании проекта и моем затуманенном будущем. Я рассмотрела все варианты – волонтерство (больше нет мест на интересующих меня проектах), учеба (я тормоз – у меня нет сертификата по немецкому), опэрство (тут я просто рыдала при одной мысли об этой программе). Я все еще тешила себя мыслью о том, чтобы поехать в Ирландию, поэтому я отправила свою заявку на один проект на остров. Ее приняли и даже пригласили на интервью. И в час Х, когда должно было состояться интервью – оно не состоялось. Никогда. На мои имейлы я так и не получила ответа и почему-то была вполне довольна результатом, решив отложить принятие решение на более поздний срок.

          

Июль прошел спокойно. Из мероприятий были только встречи с беженцами. Мне очень нравилась данная программа, и теперь я жалею, что я не принимала участие в каждой встрече, потому что там были замечательные люди и креативные занятия.  Близился конец проекта. Я понимала, что не сделала всего, чего хотела. Во многом по своей вине, во многом – по сложившимся обстоятельствам. Мне подвернулась возможность сделать мини-проект с беженцами, и я не хотела его упускать. Поэтому мы сделали встречу, на которой занимались коллажированием. Потом из этого получится небольшая фото-история, которая будет висеть несколько месяцев в молодежном центре недалеко от центра Дрездена. В июле Мария вернулась в Италию. Молниеносно и неожиданно. Мы не успели попрощаться, от чего было особливо грустно. Мы встретимся через год в Венеции и проведем незабываемые 3 дня вместе. Хема закончила проект и активно искала работу, которую найдет через месяц в Мюнстере. Я не знала, что делать дальше. У меня была идея, но она казалась невыполнимой. Дело в том, что волонтерка, которая была на проекте до меня, осталась в Германии на языковые курсы. Она мне подробно рассказывала про весь процесс и рекомендовала подавать именно на эту визу. Для получения языковой визы нужно было подтвердить счет с несколькими тысячами евро. Которых у меня и у моей семьи не было. Я долго мучила  эту мысль и в итоге обратилась к моему ментору. Он с радостью мне все разъяснил и даже пообещал одолжить 4 тысячи! Евро для подтверждения счета! Я не могла поверить в это. И в конечном счете я решила остаться после своего проекта еще на полгода в Германии на курсы, а там как пойдет.

Август. Я в отпуске. Весь месяц. В середине месяца у меня был термин на подачу документов на визу. Мой ментор помог мне, чем мог. Мои друзья и знакомые сложились мне на счет и 8 тысяч Евро полежали там неделю, пока я не распечатала выписку. Сразу после все деньги вернулись к своим хозяевам. Я подалась на визу. Документы успешно приняли и выдали мне бумажку, с которой я могла легально находиться на территории Германии до конца ноября, пока мне не выдадут карту ID. Параллельно с визой я искала другую квартиру, потому что с моей мне было нужно съезжать, в нее заезжала следующая волонтерка из Украины. Это было дикое веселье. Я была на куче кастингов. В итоге согласилась заселиться в одну квартиру с криповым мужиком, что меня абсолютно не радовало, но только она соответствовала моему бюджету и только туда меня взяли. И тут – ЧУДО! Меня приглашают еще в одну квартиру на кастинг. Я почти не обращаю на это внимания, ведь я уже согласилась на другую, но моя маман настаивает, чтобы я съездила, потому что «может случиться что-то хорошее». Я еду на квартиру на Теплитцер, осознавая, что дом – рядом с местом, где я мечтала жить (рядом с большим городским парком). Вхожу в дом. Старые обшарпанные полы, сломанное пианино, высокие потолки, гамак под потолком в гостевой (к слову, для меня это просто мечта 😊 ). Меня встретила голубоволосая Магда с ее молодым человеком Оле. И Яна с Вениамином. Давида не было дома. Мне показали комнату. И сад! Вот это да, такого я не ожидала. Мы мило поболтали, и я ушла, влюбленная в это место. На душе пели птицы, и было тепло. Через 20 минут мне позвонили и сказали, что я могу заезжать с сентября. Моему счастью не было предела! Я, конечно, согласилась. Сделку с криповым мужиком пришлось отменять, я выслушала кучу Г в свою сторону. Параллельно с этим я «подрабатывала», ну то есть «фотографировала за пожертвования». У меня было несколько удачных фотосессий, и я рассчитывала, что вернувшись с языковой визой, смогу подработать на фото тут и там.

Проект заканчивался. Для меня он закончился в июле. Я не получала больше оттуда никаких новостей. Заходила иногда в офис, но без Марии он был уже не тем, даже несмотря на то, что мы провели в нем вместе всего несколько месяцев. Паула и Лаура поступили в универ на бакалавриат, Бен нашел подработку в местном музыкальном центре, Ирына получила стипендию и собиралась в Гёрлиц. Все затихло. Ни звука от Алекса. Как окажется в будущем, Алекса уволят и на его место приедет наш хороший знакомый Симон, который отдаст себя работе и волонтерам больше не придется проходить через то, через что прошли мы 😊  

Я осталась на связи со своим ментором, он помогал мне и в будущем. Со своими соседями мы расстались «мило» и пожелали друг другу удачи.

Окончание проекта получилось размытым. Сейчас, пытаясь сформулировать свои мысли, я даже не знаю, что сказать. Он просто в один день закончился, и я не была больше волонтером. Думая о проекте, я чувствую утрату. Радость и грусть. Безумную благодарность за такую возможность и именно за этот опыт, за людей, с которыми мне посчастливилось пересечься дорогами, за места, где я побывала, за то будущее, которое у меня есть сейчас.

Мой проект не был идеальным. Но оглядываясь назад, я думаю, он был идеальным – ДЛЯ МЕНЯ! Он дал мне то, чего не хватало. И научил меня много чему. Вот некоторые уроки, которые я вынесла для себя:

  • Не всем можно доверять. Детская наивность – это хорошо, конечно, иногда, но стоит держать ухо востро;
  • Чтобы понять, чем ты не хочешь заниматься в жизни – нужно сначала это попробовать, а не терзать себя размышлениями;
  • То, что твое – никуда от тебя не денется. Это не значит, что нужно сложить ручки и ждать, когда тебе на голову упадет яблоко. Нет, движение и труд решают. И с их помощью в нужный момент ПРАВИЛЬНЫЕ решения будет принять очень легко;
  • Если ты хочешь, что-то сделать, не жди поддержки от других людей – бери и делай. И помни, что главный человек, для кого ты это делаешь – это ТЫ;
  • Если что-то не нравится – нужно сказать об этом, обсудить возможные пути решения проблемы, а не замалчивать и копить в себе негатив;
  • В каждой стране свои минусы. Нужно просто осознать, с какими минусами ты готов жить;
  • Trust your guts, но помни, что советы маман тоже очень полезны 😊  

Прошло 3 года после окончания моего EVS. Я впервые подвожу итоги и понимаю, что память стерла много хороших моментов и много плохих. Имена и лица людей. Названия мест и улиц. Обидно. И в то же время нет. Большое видится на расстоянии. Со мной остались самые главные люди, самые главные воспоминания, без фонового шума и просто прохожих. И это здорово.


Свободное плавание

После окончания проекта я вернулась домой на месяц. На меня накатила жуткая тоска, и я буквально сбежала обратно в Германию. Знай я, что будет дальше, замедлила бы шаг 😊  

Я оказалась в свободном плавании. Первое время все было прекрасно. Как обычно – эйфория. Я начала ходить на курсы, получила карту резидента, путешествовала с друзьями, знакомилась с новыми людьми. Параллельно искала работу.

   

Поиск работы затянулся. Деньги начали заканчиваться. У меня началась паника. Я отправляла резюме, куда только могла, следовала советам своих друзей и знакомых, периодически что-то снимала, делала дизайн для документов. Но постоянная работа не находилась. К декабрю я впала в отчаяние и устроилась подрабатывать в отель горничной. Вроде бы ничего такого, всего лишь подработка. Потом я начала ходить на интенсивные курсы при университете с агрессивной преподавательницей, каждые 3 месяца продлевать визу, показывая деньги на счету, которых у меня не было, посылать заявки в универы и готовить портфолио, увядая не по дням, а по часам. Ничего больше не происходило: учеба, работа, документы, деньги (а точнее, их отсутствие). И так по кругу. Я взяла еще одну подработку, но уходила всегда в ноль. Конечно, я все еще встречалась с друзьями иногда, очень редко выезжала за город, но у меня не было гармонии на душе в эти моменты.

В конечном счете, я не поступила на учебу своей мечты и окончательно потеряла цель, смысл пребывания и себя. Я поступила в универ на кучу «стремных» специальностей, с которыми не хотела связывать свое будущее. Мои друзья и семья убеждали меня пойти на учебу хотя бы временно и потом, если что, поменять. Но для меня это было просто недопустимо. Я больше не могла заниматься вещами, которые мне не по душе. Я хотела смысл, а не бессмысленную эмиграцию, только ради того, чтобы свалить из России. Я тонула в бюрократии и визовом процессе. Немецкий менталитет стал просто невыносим, и я непрерывно тосковала по семье и Родине. Из наушников доносилась исключительно музыка Земфиры, Би-2, Нойза. Параллельно я присматривала волонтерские проекты (как мне казалось, это был выход, ведь у меня синдром волонтера 😊 ), но в тот момент, было уже поздно (да, я по еще и тормоз по жизни).

Я пыталась наладить мой настрой. Пыталась отыскать наиболее приемлемую специальность, закрывала глаза на визу, пыталась включиться в волонтерскую деятельность в городе. Но, как говорится, сердцу не прикажешь. Август 2018 года был одним из самых тяжелых для меня месяцев (у августов вообще почему-то такая тенденция 😊 ). Я наконец ПРИНЯЛА, что меня ничего не держит в этой стране и я хочу уехать домой. Было страшно признаваться себе в этом. Вернуться домой после двух лет в другой стране к своим страхам и сомнениям. Но другого пути просто не было. Я досидела 2 месяца в Германии и ровно через 2 года после моего прибытия на EVS уехала домой. Рыдала всю дорогу, отпуская прошлое.

Никто не верил, что я это сделаю 😊 Пожалуй, только чемодан, который я собрала за месяц до отъезда. Тяжелее всего было прощаться с моим домом и соседями. Это одни из самых светлых людей, которых я повстречала в этой стране. А дом стал уже частью меня. С друзьями было прощаться тоже сложно. Вспоминаю, как прощалась с Аней на вокзале Дрездена и прям сердце разрывается. Как шли ночью с Сашей по темным улицам отдать мою одежду в Красный крест. Сидели с Дашей в гостевой и беззвучно пили чай.

Мои последние минуты дома. Я сижу в гостевой. Смотрю на гамак под потолком. Рыдаю навзрыд. В коридоре появляется новая соседка, которая приехала на мое место. Она неловко скрывается в ванной. Я мысленно говорю спасибо этому месту и людям и истошно выхожу из квартиры (было 6 утра, так что все прощания с соседями уже были предприняты вечером ранее). Сажусь в автобус. Потом еще в один. Аэропорт. Там случайно разбиваю шар с Дрезденом и снежинками, чувствуя, что это последнее, что я отдам этому месту.

Мой друг Саша на нашей последней встрече сказал, что как только я сойду с перрона в Нижнем, я пожалею о своем решении и непременно захочу вернуться обратно.  Прошло 2 года и я НИ СЕКУНДЫ не пожалела об этом. Более того, это лучшее решение, которое я приняла в своей жизни! «Сойдя с перрона» и встретившись со своей маман, я просто утонула в счастье и спокойствии. И с того момента все было хорошо. Не идеально, в общем смысле слова, но идеально для меня!


Дома

Приехав в Нижний, я сразу вышла на Сферу. Мне хотелось наверстать упущенное и снова влиться в международную волонтерскую среду. Сначала мы сделали встречу про мой EVS проект, потом я стала ментором моей любимой полячки Анны, потом координатором волонтерских лагерей и в конечном итоге координатором ESC. Вот так и круг замкнулся 😊  

Моя работа дает мне самое главное – смысл и прекрасных людей. Из Сферы, из Службы, с моего тренинга в Будапеште, волонтерского лагеря в Словакии, моих любимых волонтеров и их зарубежных координаторов. И это бесценно.

Знаете, иногда нужно вслух произнести какие-то свои мысли, чтобы до конца их понять. Они роятся у нас в голове, но пока ты их не выпустишь, они так и остаются отголоском разума, не имеющего под собой основания. Недавно я болтала с координатором проектов из Нижегородской Службы Добровольцев, мы обсуждали наши планы на будущее. Поднимаясь на залитый солнцем холм, я сказала, что не представляю, что я могла бы еще делать сейчас в Нижнем, России и вообще во всем мире, если бы не работала в Сфере координатором ESC. Мысль, которая уже давно была со мной, но которую все равно я до конца, мне кажется, не осознавала. Оля поняла меня и сказала, что она тоже не представляет себя в другом месте. Мы продолжили идти по дороге, которая спускалась теперь вниз, перепрыгивали через большие лужи, собирали листья. Только теперь я это прочувствовала, то «How Did I Get Here» и зачем. И была благодарна за путь, который выбрала 😊  

Автор: Ирина Жучкова