Top.Mail.Ru

История успеха Татьяны Щербаковой

Главная / Новости / История успеха Татьяны Щербаковой

Сегодня наша героиня рубрики “Истории успеха” – Татьяна Щербакова. И неспроста! Многие из вас знают Таню как вдохновителя на саморазвитие, волонтерство, работу в нон-профите, изучению языков… Список можно продолжать долго!

Таня запустила канал в телеграме Brain Drain о возможностях обучения, волонтерства и работы за рубежом, а также регулярно рассказывает о своем личном опыте на страничке в инстаграм и проводит прямые эфиры с интересными спикерами. Счет людей, которые узнали о международном волонтерстве и исполнили свои мечты, точно уже идет на десятки!

Но и у самой Тани интересная и вдохновляющая история, и сегодня мы вам ее расскажем. Готовьтесь к лонгриду 🙂

– Расскажи про себя. Откуда ты, где и на кого училась, как узнала про международное волонтерство – это было целенаправленно или спонтанно?

Я из Краснодарского края, из маленького городка Новокубанск, там живет 30 тысяч человек. Сначала я переехала в Москву поступать на журфак МГУ, но я не поступила с первого раза, поэтому осталась на один год в Москве и училась в сельскохозяйственной академии имени Тимирязева один год, фактически ради общежития, потому что в перспективе я хотела учиться на журфаке, но не хотела возвращаться домой и понимала, что в Москве не потяну и работать, и учиться и готовиться к поступлению и одновременно с этим платить за квартиру, поэтому, так как у меня были неплохие результаты ЕГЭ, я поступила на бюджет на “Связи с общественностью” в Тимирязевку, параллельно продолжала готовиться к поступлению на журфак и впоследствии поступила туда на специальность “Онлайн-журналистика”.

История с международными проектами началась с того, что я начала учить испанский на вечерних курсах при факультете. Я начала искать информацию на разных сайтах, где можно пообщаться с иностранцами и попрактиковать испанский и так я начала общаться с иностранцами в Москве.

Однажды одна из преподавательниц предложила поехать в языковую школу в Испании. Когда мы узнали цену, мы с подружкой поняли, что это дорого, но решили заработать и пошли на подработку – раздавать шампуни у метро. Так мы и заработали на поездку. В этом моем первом путешествии в Европу мы встретили в Мадриде двух итальянок, разговорились с ними и они рассказали, что они волонтеры.

По возвращению домой мне очень хотелось вернуться в Испанию, я влюбилась в страну и язык и начала гуглить информацию о стипендиях, волонтерстве и нашла, что такое действительно есть. Я активно начала рассказывать об этом своим друзьям, и так получилось, что многие мои друзья и родственники уже съездили в волонтерский лагерь, а я все так и не съездила. Однажды я даже уже подала заявку на лагерь в Италии, но меня выбрали на семестр по обмену в Испании и чтобы заработать на жилье и все расходы во время обучения, я пошла работать и не смогла поехать в лагерь.

Есть еще отдельная тема, связанная с волонтерством в моей жизни. После семестра по обмену я устроилась в новостное агентство “РИА Новости”. Несмотря на то, что работа мне очень нравилась (журналистика – это идеально для меня), я чувствовала, что мне как будто чего-то не хватает. И поняла, что мне не хватает социальной составляющей. Я гуляла около общежития в парке и там рядом находилась психиатрическая клиника им. Кащенко и я увидела там  стенгазету, которую делают сами пациенты. Я подумала, что могу их научить журналистике, рассказать, какие бывают жанры и многому другому. Нашла контакты заведующей отделением, написала ей и предложила сделать кружок журналистики для пациентов, и в целом улучшить стенгазету. И это сработало – я начала приходить к ним по выходным, и это вылилось в то, что мы решили запустить радиопередачу при психиатрической клинике.

Я поняла, какое огромное удовольствие мне приносит добровольчество, когда ты видишь плоды своих трудов. Я понимала, что журналистика – это круто в том плане, что я могла заранее знать какие-то новости, встречаться с разными людьми, путешествовать, но я не понимала, кому я делаю лучше своей работой. А то, что я вела кружок журналистике в клинике было для меня абсолютно очевидным добром.

Про EVS я узнала, когда была на семестре по обмену в Испании. Признаюсь, что сначала, когда нашла информацию о том, что это грантовая программа и что россияне тоже могут участвовать, мне казалось, что есть какой-то подвох. А подаваться на проекты я начала, когда новостное агентство, в котором я работала, решили закрывать.

– Расскажи свою историю EVS проекта, ведь твой путь был не совсем гладкий – проект сначала не поддержали, верно? И как вообще ты нашла такую возможность и решила подаваться? Сложно было искать проект и пройти отбор в твою организацию? (кстати, чем она занималась?)

Путь и правда был негладкий. Я работала в агентстве “РИА Новости” с моей лучшей подругой Аней (с которой мы сейчас ведем телеграм-канал Brain Drain). В декабре 2013 года мы узнали, что пришел приказ о закрытии агентства. Все вокруг активно начали искать новую работу, а мы тогда вспомнили о EVS и о том, что когда-нибудь хотели поехать по этой программе. Параллельно с работой мы начали поиски и подавались на проекты.

Мой поиск проекта был не такой простой, многие отвечали, что начнут искать волонтеров в августе. Я отправила около 300 писем с вопросами о том, набирают ли они волонтеров. Это были не личные письма координаторам, а рассылки со скрытой копией. И когда мне отвечали, что набор идет, я отправляла свое резюме и мотивационное письмо. Делать по-другому я не видела смысла, потому что информации с описаниями проектов было очень много. По фильтрам поиска я выставляла Испанию, Италию, Грецию и Мальту. Я исключала проекты с детьми или с пожилыми людьми. Все, что оставалось – копировала их имэйлы в скрытую копию и посылала запрос.

Меня приглашали на некоторые интервью, но на один проект в Трапани на Сицилии меня пригласили без интервью. Предполагалось, что я буду развивать туризм в этом маленьком городке, вести блог на разных языках. Проект был описан очень интересно – брать интервью у местных жителей, например, вести социальные сети. Но, как раз в тот момент стало понятно, что наше агентство не закрывается, а реорганизовывается и мне предложили новый контракт. Но мне на тот момент уже очень хотелось на Сицилию, я представляла, что буду есть канноли и прочие сицилийские вкусняшки. Я отработала 2 месяца до середины мая и уволилась. Тогда я не знала, что на проект нужно еще получить финансирование и думала, что уеду довольно быстро, но не тут-то было.

Когда новостей не было к июлю, я заволновалась. Я им писала – они мне не отвечали. Я нашла на сайте организации отзывы предыдущих волонтеров и написала сербу, который был там на проекте несколько лет назад. Оказалось, что он живет в Москве! Мы решили встретиться. Он мне сказал, что не все проекты получают финансирование. В эту организацию я даже звонила, но они не брали трубку. Тогда я на карте нашла рядом находящийся рыбный магазин и позвонила туда и попросила хозяйку сходить к ним и напомнить, чтобы они ответили Татьяне Щербаковой. После этого они ответили – и, как оказалось, они уже пару месяцев как знали, что проект не получил финансирование. Это была чудовищная безответственность, от которой у меня опускались руки. Я плакала и не знала, что делать. Сил подаваться на новые проекты уже не было.

Я написала буквально в 5 организаций, и SCI Madrid ответили, что вакансии есть и можно присылать заявку. Я была настолько уставшей, что не хотела писать мотивационное письмо – послала им только резюме. Оно им настолько понравилось, что через пару дней они ответили и попросили прислать мотивационное и назначить дату для интервью. Я очень воодушевилась, написала хорошее мотивационное письмо, мы дважды созванивались. Они одобрили мое участие и мы планировали начало проекта на февраль-март. Испания была моим приоритетом и я была очень рада, что проект будет в Мадриде, о чем я даже не мечтала. А подавалась я на разные проекты по всей Испании, даже в маленьких городах.

В ожидании результатов по проекту я волонтерила на фестивале в Москве и прямо во время мероприятия мне пришло письмо с сообщением о том, что у моей отправляющей организации не было аккредитации и поэтому проект не может получить финансирование (прим. редактора – это была не Сфера, в Сферу Таня обратилась позднее). Я была в шоке. Оказалось, что аккредитация у них истекла и проект не прошел просто по техническим причинам. Благо, организация во мне была заинтересована и они сказали – будем подаваться на следующий дедлайн. Нервов в итоге было потрачено много, но я все равно очень рада, потому что у меня был супер-проект. 

Моя организация занималась отправкой испанцев на волонтерские проекты и приемом иностранных волонтеров в Испании, также делали различные тренинги в рамках Erasmus+. Также у нас было несколько тематических групп: одна занималась раздачей еды бездомным каждое воскресенье, в другой группе преподавали испанский мигрантам и беженцам, были также группы по правам женщин, по экологии. Мы проводили различные тренинги для координаторов волонтерских лагерей и просто для волонтеров, просветительские мероприятия. Я занималась коммуникацией, всеми соцсетями и приемом иностранцев в испанские лагеря. Но работа в тематических группах была не офисной и даже не входила в мои обязанности, но я все равно с удовольствием это делала. У меня была также коллега из Польши, которая занималась отправкой испанцев на проекты за рубеж.

– Многие волонтеры мечтают о таком проекте, какой был у тебя – в офисе организации, “непыльная” работа с проектами, командировки, возможность развиваться в языках и проектном менеджменте. А как думаешь, есть минусы в таких проектах?

Мне кажется, это зависит от того, что ты ищешь. Если ты уже работал в офисе и примерно делал то же самое, возможно это будет скучным. Для меня это было в новинку, потому что до этого я работала в новостной организации. На волонтерском проекте я не скучала. Это было именно то, что я искала. Я хотела работать с коммуникациями, в Испании, мне нравилось, что были командировки. Я многому научилась и подтянула язык. У меня был правда прекрасный проект и я безумно благодарна команде организации за него.

Если говорить о конфликтах, то однажды я на проекте даже плакала, когда мы с начальницей (с которой мы очень дружили и по сей день дружим) договаривались об отгулах для меня, но она не могла их дать по разным причинам – то какая-то срочная задача, то мероприятие, то новый волонтер должен был приехать. В конце концов я возмутилась, мы обе разревелись, разругались, но в итоге я все равно взяла эти отгулы. Возможно, с моей стороны это было не очень тактично, ведь я предупредила об этом впритык… 

– Именно участие в EVS тебя навело на мысли о том, что ты хотела бы связать свою жизнь с некоммерческим сектором или уже до этого у тебя был подобный опыт?

Да, именно участие в EVS привело меня к тому, что я хочу связать свою жизнь с некоммерческим сектором. Но, когда я жила еще в Москве, социально-полезная деятельность меня наполняла и радовала, я это понимала и это наполняло меня гордостью. То есть еще тогда я это знала, что хочу заниматься такой деятельностью, но не знала как, у меня были на самом деле смутные представления о некоммерческом секторе. Именно на EVS я поняла, что работать в НКО – это классно. Независимо от того, что ты делаешь, ты в конце себя всегда чувствуешь прекрасно, даже если делаешь что-то рутинное или скучное, в конце дня ты понимаешь, что у организация есть миссия и ты делаешь что-то очень хорошее в мире – на мой взгляд, это так. Вот это осознание, что что бы ты ни делал, это приводит к улучшению мира, меня очень воодушевляет, заставляет двигаться дальше, развиваться, хотеть делать больше. 

После EVS я стала думать, что делать дальше, провела небольшое исследование, посмотрела, какие вакансии бывают на эту тему на сайтах поиска работы, выписывала то, что мне интересно, что я думала, что могла бы делать (хотя изначально я не понимала некоторых формулировок в вакансиях). Я поняла, что в принципе с моим образованием я уже могу работать в некоммерческом секторе, например с коммуникациями. Но у меня был огромный стереотип, что я не смогу работать в коммуникациях на неродном языке (сейчас я понимаю, что это не так). Осознание того, что носитель сделает лучше возможно верно, так как невозможно выучить язык на все 100%, но это не мешает заниматься коммуникациями. Сейчас я работаю с коммуникациями на испанском и даже иногда редактирую тексты, написанные носителями. Морфология и синтаксис это, безусловно, важно, но способность вычленить главное, работать в разных форматах, структурировать текст тоже нужны. Идеальный язык не так важен для работы в коммуникациях.

Однако, на тот меня интересовал проектный менеджмент, но для этого было нужно другое образование и я решила поступить в магистратуру “International cooperation and development”.

Нужно добавить, что еще до EVS я на три дня съездила в Рим по каучсерфингу и познакомилась со своим будущим мужем. Мы начали встречаться, он был в Италии, я – в Испании, и после проекта он хотел, чтобы я переехала к нему, а я хотела поступать в магистратуру. Начала выяснять, что с магистратурой в Италии и выяснила, что это идеальный вариант для меня! Во-первых, магистерские программы были бесплатными (платить нужно только небольшой налог государству, но если предоставить справку о доходах семьи, в зависимости от того, сколько получают родители, сообщат, сколько нужно платить и эта сумма будет сокращена – меня освободили почти от всех оплат). Потом я выяснила, что в Италии необязательно посещение университета, а обязательно приходить только на экзамены, и это тоже было идеально, потому что я хотела параллельно работать.

Как оказалось, итальянский МИД спонсирует множество проектов по всему миру и есть очень много итальянских НКО также по всему миру. Моя EVS-коллега Сара (с которой и сейчас мы очень хорошо дружим) также рассказала мне об итальянской программе Torno Subito, в которой тоже могут участвовать иностранцы (но с резидентством в Италии). Условия в этой программе даже лучше, чем в EVS. Она рассказала мне о нескольких подобных программах, которые доступны иностранцам-резидентам в Италии. Это меня очень воодушевило!

Я переехала в Италию, поступила в магистратуру, подалась на эту программу в организацию “Save the children” – большую организацию, которая занимается защитой прав детей. Я писала им с запросами о бесплатной стажировке в области “child protection”.  Надо честно признаться, что я смутно понимала, что это за область. Мне интересно было заниматься защитой прав детей. Сейчас я знаю, что child protection – это гораздо уже, чем защита прав детей. Я неправильно поняла этот термин, а в действительности он означает защиту детей от насилия, эксплуатации, от войн. Это не связано с их здоровьем или образованием.

Я писала в офисы этой организации во многие страны Африки и Азии – я хотела работать на английском, чтобы развивать его. Мне ответили из трех офисов (написала я в 30). Первым ответил Таиланд – предложили собеседование, которое оказалось очень простым, они рассказали, что хотят мне предложить в плане задач и я была согласна. Они сразу подписали со мной договор. Потом мне еще ответили из Камбоджи и Уганды, но было поздно. 

Я поехала в Таиланд с полной стипендией от правительства Италии – 1100 евро в месяц, также был оплачен билет, страховка, виза. Я занималась проектом “End all physical and humiliating punishment of children”. Мы работали над запретом физического наказания детей в школах и семьях. В школах это уже было относительно недавно законодательно запрещено, но несмотря на наличие закона, кто-то был не в курсе, кто-то просто закрывал глаза, некоторые родители просто хотели, чтобы их детей били, потому что считали, что это помогает, или закрывали глаза на то, что учителя продолжали их постукивать. Это было очень интересно.

Название программы переводится как “Я вернусь”. Стажировку можно было пройти в любой сфере, но нужно было обязательно вернуться и внедрить то, чему ты научился за границей, в Италии. Поэтому, вернувшись в Италию, я еще 3 месяца стажировалась в организации в Риме, которая занималась образованием детей. Я занималась написанием заявок на финансирование и написала одну заявку на проект для Буркина-Фасо в области “water, sanitation and hygiene”. Мы проводили разные тренинги для молодых мам о том, как правильно кормить детей и о том, как важно и как правильно мыть руки. Я всем рассказывала, что мытье рук реально спасает жизни в Африке, ну а сейчас с коронавирусом это очень актуальная тема 🙂

Во время этой стажировки мы написали еще один проект по борьбе со словофобией в Европе против женщин, о защите девушек, мусульманок и мигрантов. Мы также писали проект по борьбе с насилием в соцсетях и онлайн вообще. Этим я занималась в Италии. В это время я уже была на втором курсе магистратуры. В Италии система такая – есть 12 предметов, которые нужно пройти, и 12 экзаменов соответственно, которые нужно сдать за 2 года. Их можно сдать все в первый семестр, или в последний – на усмотрение студента. Я в первый год сдала довольно много экзаменов, а во втором году писала диплом о правах детей на Западных Балканах (в Косово, Македонии) в контексте европеизации. Мой диплом тоже был связан с правами детей. Я хотела писать о физическом насилии в отношении детей, но университет мне этого не разрешил. 

Потом я подалась на программу, похожую на EVS, но местную, итальянскую. У них тоже условия гораздо лучше. За год до этого я подавалась на проект в Индии, но меня туда не взяли. Во второй раз я подалась в Мьянму и подумала, что нужно выбрать какую-нибудь крутую организацию и выбрала AVSI – это вторая по величине НКО Италии, у них большие бюджеты и они очень известны. Я знала, что там довольно строгий отбор и бывает много кандидатов. Я подумала, что мой опыт работы в области защиты прав детей в Бангкоке сыграет мне на пользу. Меня пригласили на собеседование, я спросила у них обратную связь, они сказали, что я им понравилась, рассказали про плюсы и минусы собеседования.

Я была уверена, что меня возьмут. После месяца ожидания результатов, оказалось, что я на третьем месте, у меня было 67 баллов, а брали первых двух людей, у которых было по 68 баллов – это очень маленький отрыв. Я сразу же начала гуглить имена людей, которых взяли и там была одна девочка, у которой было очень много опыта, в том числе в ООН. Очевидно, у нее было гораздо больше опыта, чем нужно для этой программы. Тогда я подумала, что она откажется и была уверена в этом. Так и случилось! Буквально через неделю мне позвонили с хорошими новостями и я согласилась. И я поехала в Мьянму!

До этого я успела защитить диплом (кстати, в Италии диплом дают в тот же день, когда ты его защищаешь). 

В Мьянме я работала на нескольких проектах и это была моя самая интересная работа. Я была проектным менеджером, у меня было 2 проекта – по строительству колодцев в изолированных деревнях засушливого региона Магуэ, где не хватает своей воды. Жителям там приходится ездить за водой в соседние деревни, тратя на это кучу времени – для них мы строили колодцы и пруды. Второй проект был связан с внутренними беженцами на северо-востоке страны. Молодежь из этих групп беженцев не принимали в школы из-за отсутствия документов, в конце концов они работали на неквалифицированной работе за копейки и становились легко уязвимыми для эксплуатации, не знали своих прав. Смысл был в том, чтобы мы договорились с местными техникумами принять их на обучение (за плату от нас) и мы сделали специальную программу для них – очень практичную трехмесячную программу, чтобы научить их чему-то конкретному – как класть кирпичи, как чинить мотоциклы, как шить сумки. На выходе они получали конкретный навык. Также у них были различные курсы о жизни – о правах (детей и женщин), мы им рассказывали, что такое здоровая эмиграция (говорили о сложностях, связанных с переездом в другую страну и необходимых документах – чтобы у них была вся корректная информация), о здравоохранении, гигиене, о том, как пользоваться компьютером, преподавали им базовый английский и китайский. Так им было легче трудоустроиться. Все это мы делали не просто так – сначала мы провели большой анализ, узнавали, чего им не хватает – например, в регионе не было людей, которые умеют чинить кондиционеры, или вся школьная форма приходила из другого региона, так как у них никто ее не шьет – в общем, мы искали востребованные навыки. 

– Чем ты занимаешься сейчас в качестве волонтера ООН? Сложно было пройти отбор на эту позицию?

Сейчас я специалист по мобилизации ресурсов. Я должна заниматься внешними коммуникациями со спонсорами, привлекать новых спонсоров и партнеров. Первое направление – коммуникация, это значит, что я должна просматривать все документы, которые мы отправляем донорам, доклады, отчеты по проектам и брошюры, статьи. Это все я кастомизирую под нужды и желания разных доноров. Ведь есть большая разница межу статьей, которую читают местные (кубинцы) и доноры, где мы визуализируем нашу деятельность и благодарим их. В общем, я занимаюсь улучшением всех материалов с точки зрения доноров. Второе – написание заявок на финансирование, презентации проектов, поиск точек соприкосновения (этим я занимаюсь в меньшей мере, потому что работаю дистанционно, Куба сейчас закрыта и в этом году ее не откроют). В целом, ситуация не очень простая, так как основные доноры и спонсоры Кубы, помимо России – это испанские организации, которые сильно пострадали из-за коронавируса. Более того, это были разные крупные организации, связанные с туризмом, и они больше не могут поддерживать нас. Это сложно для мобилизации ресурсов. Также, есть страны, которые пострадали намного больше, чем Куба – и деньги направляются туда. В целом, сейчас есть мировая тенденция, что основные ресурсы идут на ликвидацию последствий катастроф, войн, а не на развитие. 

Я давно хотела стать участником этой программы, случайно узнала о волонтерстве ООН, и поняла, что там много позиций и это очень интересно! Потом я узнала, что в 2018 году открыли набор только для россиян (это спонсировал российский МИД). Я подавалась, но меня не взяли тогда. Потом я подавалась на еще 4-5 позиций, иногда мне казалось, что я идеально подхожу, но меня не брали. Потом у меня закончился контракт с Мьянмой и сразу же, в конце февраля, я увидела, что идет набор россиян на волонтерство ООН. 

У меня уже были договоренности уехать в апреле в Уганду, но этого не случилось из-за пандемии. Я хотела попробовать поработать в ООН, подалась на 3 позиции и меня даже не пригласили на собеседование (проект был в Непале в UNICEF и мне казалось, что я идеально туда подхожу). После этого у меня опустились руки. Внезапно в мае опубликовали вакансию на Кубе, там нужен был минимальный опыт 3 года, которого у меня не было. Я думала, меня туда не возьмут и решила не подаваться. Мо друзья и знакомые начали мне писать:  “А почему ты не подаешься сама?”. Также мой муж часто по работе летает на Кубу. И тогда я подумала – подамся. Кастомизировала резюме, подалась, мне написали, что я была pre-selected. На собеседование не звали опять… тогда я нашла своего будущего начальника на LinkedIn, написала ему лично мотивационное письмо, и после этого меня пригласили на собеседование. К собеседованию нужно было основательно подготовиться, рассказывать разные кейсы того, как я справлялась с рабочими ситуациями. Готовиться нужно действительно тщательно. За 2 года я подалась на 10-11 позиций волонтерства ООН, а взяли меня в итоге на ту, которая, как мне казалось, подходит мне меньше всего, поэтому подаваться нужно в любом случае. А работаю я сейчас онлайн. 

-Расскажи про свою просветительско-информационную деятельность. Ты сделала и делаешь очень много для продвижения волонтерства за рубежом и международных возможностей вообще! Что мотивирует тебя делать это? Ведь есть довольно много людей, которые потребительски относятся к этому, думают, что ты разжуешь им всю информацию или напишешь за них мотивационное письмо. Это наверное демотивирующий фактор, но ведь есть и мотивирующие – какие они? Планируешь продолжать этим заниматься?

На самом деле, моя личная история меня и мотивирует. Я была человеком из очень маленького городка, который все гуглил, находил, мне все вокруг говорили, что это подстава, но у меня получилось через все это пройти. Я помню, что когда я была студенткой, я собирала информацию по крупицам и если бы у меня все было в доступе, все могло бы сложиться лучше (хотя и сейчас неплохо). Все о семестрах по обмену я узнавала сама, не было инстаграма, где было все разжевано, все было непонятно, и казалось, что будет подвох. Были сомнения, но я через них прошла, но я думаю, что есть люди, которые могли бы не справиться с ними. Мне просто хочется, чтобы как можно больше россиян (и не только) узнали об этих возможностях. Думаю, это моя миссия. Как в той ситуации, когда мне очень нравилось работать журналистом, но гораздо больше нравилось помогать людям в психиатрической клинике в качестве волонтера. У меня есть такая черта, что мне очень важно помогать людям, меня саму это очень наполняет. Я обожаю получать письма от подписчиков, которые пишут “Вы изменили мою жизнь”, хотя я просто публикую информацию, вакансии. Приятно быть причастным к тому, что люди могут исполнить свою мечту. Свою миссию я вижу также в том, что это позволяет развить толерантность в России, потому что я абсолютно уверена, что нужно путешествовать, чтобы быть более открытым человеком. Меня, например, очень поменяла Испания. Когда я поехала туда, мне было 20 лет. Когда ты видишь другой мир, другой менталитет, говоришь на другом языке, это тебя очень наполняет и расширяет твой кругозор и твои возможности. Волонтерство – идеальная возможность для всех: кто устал, кто хочет попробовать что-то новое. Я думаю, что молчать об этом было бы преступлением:)

Насчет людей, которые потребительски относятся к этому – им же хуже. Мне кажется, такие люди не преуспевают в жизни. Я получаю множество писем, и запросы иногда бывают реально смешные. “Я хочу поступить в магистратуру и не знаю, на какую специальность, посоветуйте”. Я никогда ничего не советую в этом стиле. Я всем говорю – проводите исследование, ищите информацию, используйте linked in, Google. Не пишите блогерам и не спрашивайте у них, что вам делать в жизни. 

Мотивирует меня то, что люди едут, меняют свою жизнь, узнают что-то новое, становятся более открытыми и в этом есть частичка моей заслуги. Иногда подписчики пишут об этом очень трогательно. Это дарит не только улыбку, но и наполняет светлой энергией. Иногда тем, кто потребительски относится, я просто не отвечаю. 

Блиц:

Три самых нужных навыка для работы в нон-профите – гибкость, умение найти любую информацию, аналитическое мышление


Сколькими языками ты владеешь на данный момент? – английский, испанский, итальянский, французский и немного арабский


Международное волонтерство – оно для всех? Для всех, кто хочет помочь. Я считаю, что у волонтерства много “пряников” и прекрасно, когда люди едут выучить новый язык или посмотреть страну, но, на мой взгляд, должна присутствовать базовая потребность помочь, изменить мир к лучшему.


Твой жизненный девиз – “The size of your dreams must always exceed your current capacity to achieve them. If your dreams do not scare you, they are not big enough.” Джонсон-Серлиф Эллен, лауреат нобелевской премии мира.

Статья на Afisha Daily – “Как российская журналистка переехала в Мьянму, чтобы помогать людям”.

Спрашивала Ирина Никулина, отвечала Татьяна Щербакова.